Фёдор Конюхов – самый верующий из путешественников и самый путешествующий из священнослужителей. Многократный рекордсмен всевозможных версий, пять раз совершивший кругосветное путешествие, в одиночку достигший Южного и Северного Полюсов, покоривший все самые трудные вершины этой планеты, сейчас готовится в новое одиночное плавание, затем – к спуску в Марианскую впадину и подъему в стратосферу на воздушном шаре. А еще пишет книги и картины, служит как православный священник в Москве и планирует открывать школу путешественников в ничем не примечательном селе Машино Бахчисарайского района. И между прочим заявляет журналистам, что построит там на въезде часовню и мечеть.

«Россия для всех» увиделась с отцом Фёдором, чтобы спросить зачем ему строить мечеть в Крыму, а получился разговор о свободе, которую Бог дал человеку, а родители должны дать ребенку, о том, зачем Господь создал разные религии, почему важно единство и можно ли пить пиво с католиками. Так как Конюхов начал разговор с того, что надоело отвечать о планах на будущее и о том, зачем он путешествует, то мы и не спрашивали.

Фёдор Конюхов ильк сефер Багъчасарай сарайыны зиярет этти
Фёдор Конюхов ильк сефер Багъчасарай сарайыны зиярет этти

Редакция сохраняет самобытную манеру речи великого русского путешественника и сожалеет, что нельзя передать на письме также и произношение каждой буквы «о» в собственно звуке «о» на вологодский манер.

– Фёдор Филиппович, вы в этом году приезжали в Крым, побывали в Ханском дворце в Бахчисарае, организовали для студентов и преподавателей большое путешествие – «Крымскую кругосветку» и объявили, что будете строить школу путешественников.

– О, я очень много времени провел в Крыму – строю ещё часовеньку там. Часовню Федора Ушакова в Орловке (приморский поселок недалеко от Севастополя – Ред.). Прямо у моря! Вся в якорях! Заместо окон иллюминаторы. И будет винт еще висеть! А булыжники, из которых построено, это еще немцы укладывали после войны. Когда асфальтируют – булыжники надо снять-то. Вот их сняли в Севастополе, мне подарили. И вот вся часовня из булыжников этих сделана. Сейчас осталось только крышу сделать.

Хотели доделать в октябре-месяце, а сейчас поняли, что не надо спешить. Я же улетаю 1 ноября. 30 октября у меня пресс-конференция, а 1 ноября в плавание ухожу в Новой Зеландии. И прилечу только в марте-месяце. Вот прилечу и тогда сделаем. Заместо креста на крыше якорь будет стоять. Кузнецы сварили якорь в виде креста. Там же на берегу моря ставить купол даже из нитротитана – он проржавеет. Соль же! А якорь черной краской покрасить – и будет стоять крепенько.

– А когда святить планируете?

– А как поставим. Я ведь священник. Если Владыка не приедет, я могу и сам освятить. Престол должен освящать Владыка, а часовенька – она же без престола.

– А что за школа путешественников будет под Бахчисараем? Знаем, что несколько таких уже есть в России.

– Да. Что такое школа путешественников? Люди немножко не понимають. Это не детско-спортивная школа. Нет! Я это вынес на себе, на своих детях, на своих внуках. Ведь как? Ребенок тренируется скалолазанию. И только скалолазанию! А внучка на парусный спорт ходит, и только на парусный! А я смотрю, что мы навязываем. Ребенок должен выбрать по таланту. И вот у меня школы в Тотьме, на Урале в Миассе, в Находке закрылась. И мы даем всё. У нас скалодром маленький стоить, они играють и в футбол, и на яхтах, и на веслах, и на лошадях, и на велосипеде, и бегають, и всё! И вот мы смотрим, что этот мальчик хорошо играеть в футбол, но не любить скалолазание и парусный спорт. Зачем его нагружать? Мы родителям говорим: «Вы заберите его и отдайте на велосипедный спорт. Он будеть у вас хорошим велосипедистом».

Мы даём еще и духовность. Если они православные – то утром в церковь ходят. Потом рисунок даём, фотографирование, видео, вести дневники. И вот мы родителям говорим: «Вот он у вас будет хорошим ботаником. Очень он любит рыбки. Такой вот очкарик. А вы его хотите на финансиста». И они задумываются.

Мы даем всё! Не только спорт. Я сам заслуженный мастер спорта по альпинизму еще с Советского союза, потом по яхтам, по парусу. И я могу сказать, что спорт – это не панацея для ребенка. Сколько мы знаем спортсменов, которые стали людьми? А вот у меня сколько друзей мастеров спорта, которые поспивалися, с женами поразводилися, в тюрьмы попопадали в 90-х годах. Единицы стали спортсменами!

У меня внучка ходить в 11-й класс. Она ходила в секцию балета. Большой театр, вот это всё! И они хотели, чтобы она стала балериной. А я смотрю – не пойдёть! Это же единицы девушек становятся балеринами. Уланова, Плисецкая, ну десять имен можно назвать. А остальные – это разбитые судьба, на подплясках где-то. И потом они сами это поняли, не стали ее балериной делать. Вот наша школа путешественников этим и занимается. Чтобы детей направить, чтобы у них было право выбора.

– А когда эта школа сможет начать работать?

– Это тонкий вопрос. Надо, чтобы власть хотела. Вот в Тотьме у нас давно хорошо идёть. Мы взяли детский спортивный лагерь типа «Дружбы». Нас поддерживал губернатор. Кормить-поить детей везде же надо! Да, я спонсоров ищу, но есть и бюджет. Вот воспитателям 15 тысяч зарплата, но я ищу спонсоров, и им доплачиваю еще пять тысяч. И губернатор даёть 5 млн. рублей каждый год на школу путешественников. Мало ли, что я хочу открыть. Надо строиться, земля нужна.

Федор Конюхов Къырымда озь сеяхатчылар мектебини ачаджакъ
Федор Конюхов Къырымда озь сеяхатчылар мектебини ачаджакъ

Вот и в Челябинске. Я искал спонсоров, сначала банк, потом шоколад. А потом взялся владелец нефтяной компании выделять такую-то сумму. Да, мы об этом пишем везде, говорим. У нас ребенок обходится в 800 рублей в день. Но надо 1200, потому что не только накормить его надо: вода, простыни, свет, воспитатели. Зачем я вам подробно говорю эти детали денежные? И почему еще власти важны? У нас кто с Тотьмы – а это 200 км от Вологды, красивый город, храмы, люди добрые, продукты хорошие. И вот кто с Тотьмы, платит 9 тыс. рублей. Дотация идёть области. А ребенка можно удержать за 21 день на 62-65 тысяч рублей. А кто с Вологды платит 18 тыс. рублей. А кто из других регионов, тот платит 25 тыс. рублей. Я это все рассказываю, потому что эта школа не только Фёдору Конюхову должна быть нужна. Спонсоров я найду. Но сегодня спонсор есть, а завтра нет. А детей кормить надо.

- Какие дети смогут туда попасть?

– Сейчас в сентябре можно записаться только на следующий год в школу в Тотьме. 90 человек на одно место. Кто первым записался, того и берём, выбрать невозможно. Для нас очень важно, чтобы были и местные, и с Москвы, или с Санкт-Петербурга, с других городов. Чтобы были дети и со льготами. Почему это важно. Вот если мы будем брать большие деньги, и будут только богатые дети — это не очень хорошо. Мы сейчас специально берём инвалидов. Я всем доказываю, что не мы нужны им, а они – нам. Я на фоне инвалидов хочу, чтобы люди стали добрее. Вот мы на плотах сплавляемся, берём инвалида лежачего. Дети – они же жестокие. Они могут смеяться с инвалида, правильно? А я хочу, чтобы они воспитывались так: «Вот ты здоровый, а ты можешь таким же быть». И вот они помогають, ложат его, с ним разговаривают, его везут. И вот я смотрю, что инвалиду это не нужно, а остальные становятся добрее. Мы воспитываем здоровых, богатых детей на нём.

– Плюс дети понимают, что в жизни есть серьезные проблемы.

– Да! И что нужно помогать. Мы идём в горы. Там нету богатых и бедных. Мы пошли вместе – вместе и кашу едим. Паёк-то у нас один. Мы с ними за одним столом едим. Для меня тоже не готовят отдельно. Понимаете, я им говорю: «Вы вместе. Разъедетесь – там другое дело. Этот инвалид – он в нашей команде. Богатый мальчик – в нашей команде. Бедный – в нашей команде. Вот мы 200 километров плывём – и должны приплыть вместе».

– И при этом вы еще и собираетесь построить на въезде в Машино, где будет школа, и часовню, и мечеть. Вот это объясните!

– Вот я православный священник. И я образованный человек. Я вам так скажу, что так Господу Богу было угодно, Саваофу так было угодно, Аллаху, чтобы на земном шаре было много конфессий.

– Почему?

– Потому что никогда – и это не мои слова, а старцев – на Земном шаре не будет одной конфессии. Так же, как не может быть одной национальности, одной расы. Мы сейчас на своем примере уже понимаем это. Христианский мир ведь не может объединиться. Наполеон был католик, а мы – православные. Гитлер был христианином. А какая война! О том, что сейчас, даже страшно говорить! У нас сейчас в Донецке под одним – пока еще! – Патриархом идёть война! То же самое мусульмане никогда не завоюют весь мир. Ведь что они делают у себя? Шииты, сунниты… У нас католики, адвентисты, старообрядцы! Тоже! Иудейский мир? Эти с пейсиками, эти без пейсиков. Они между собой не можуть, а вы говорите об одной вере. Мир никогда не будет мусульманским, мир никогда не будет христианским.

– Так в чем же божественный замысел? Если бы мы все были одной веры и одной расы, ведь не было бы и почвы для конфликтов!

– Нет! Вот вы вопрос такой задали сложный. Почему мы христиане не можем объединиться? Вон и Украина уже хочет отделиться. И это Господь Бог знал, он создал человека по образу и подобию себя. И он дал свободу. И он может направлять, но не управлять. И человек идёть к разгадке божественного!

Крым – там много народов. Как и наша страна. Вот есть люди, они говорять, что надо, чтобы в нашей стране были только православные, чтобы была только одна государственная вера. Нельзя этого! Мы бы такие получили удары и войны! У нас в России много конфессий, много национальностей. Калмыки – буддисты, татары – мусульмане. Чукчи хоть и приняли христианство, но у них остались шаманы. Вот в этом есть и красота, и конкуренция! Мы знаем, что есть другие, поэтому нам надо держать вместе. Но мы должны и дружить с другими!

И то же самое Крым! Есть татары и русские, христиане и мусульмане. Но там есть и католики, и баптисты, и иудеи. Я вот приехал в Оренбурге к друзьям-татарам. И я рассказывал про Крым, что встречался с татарами. А они говорят: «Нет, это не мы! Мы поволжские!» Я им говорю: «Так татары же!» «Нет, это другие», – они отвечают.

– То есть, дети-мусульмане тоже будут в этой школе?

– Вот ко мне придеть мальчик-татарин. А тем более, Бахчисарай рядом. Но ведь он пришел не в церкву, а в школу путешественников. Я никогда не откажу. Мой младший сын учится в Суворовском училище. Там учатся и евреи, и татары, и с Кавказа ребята. И у них храм стоить. И вот Коля, если хочет в церкву, то он повязывает с вечера в субботу полотенце на кровать. Дежурный идёть в шесть часов и поднимаеть его идти в храм молиться. Если Коля не хочет в храм, то полотенце не привязывает, а встает со всеми в семь часов на зарядку.

У меня сколько друзей и евреев, и мусульман, и баптистов, адвентистов. Это то же самое, когда начали говорить, что наш Патриарх встречался с католиком, что, мол, нельзя. А почему? Вот меня, например, любят в Чили. Это католическая страна, а у меня там очень много друзей. Или вот я в Испании был. А у меня там друг – мы с ним гоняли на гонках, он яхтсмен. Мы встретились, пошли в бар, сидим пиво пьем, колбаски кушаем. И разговор часа на три: как мы гонялись, кто умер, кто выиграл. И раз, он говорит: «Я помогаю пастырю и сейчас пойду в католический храм. Пойдем со мной». А я думаю: «Вот я пойду, меня кто-то заметит, сфотографирует». И говорю: «Завтра встретимся». А сам иду в гостиницу и думаю: «А вот почему так? Значит, когда мы на гонке гоняемся, когда пиво пьем, колбаски кушаем – это нормально. А вот в храме…» В Крыму мусульмане выращивают барана. Я приезжаю и кушаю. И все нормально. А здесь мы враги?

– И вы сами будете строить мечеть?

– Я построю часовню, а вы стройте мечеть. Или вместе будем строить и часовню, и мечеть. Или я дам деньги на мечеть. Но это даже красиво будет, что я не разделяю! Если будут буддисты и захотят свою ступу поставить – пускай ставят. Мы же идем от политики, а не от религии.

Все религии очень хорошие. В Крыму надо вот это и показать, что мы живем на одной земле. Я в 2012 году поднимался на Эверест. И на пяти тысячах накрыли столы. Были с нами шесть ингушей. Они мусульмане. Нас семь человек с Москвы – мы христиане. И нас обслуживают буддисты-шерпы с Тибета. Мы все говорим по-английски. И вот мы сидим за столом. И встает руководитель ингушей: «Вот мы мусульмане. Наш пророк Мухаммед был таким скромным, что ходил в халате, на котором было 30 заплаток. А у нас здесь стол забит: куры жареные, пиво. У нас одежда дорогая». Поднимаюсь я: «А наш Господь Иисус Христос был таким скромным, что ходил в одним рубище, которое мама ему связала, и босиком. А мы здесь сидим за таким столом!» Встает руководитель шерпов: «А наш Будда был таким скромным, что сидел голым, а мы здесь развели!» В чём суть? Нам всем есть, на кого равняться. Я не говорю, что нужно голым ходить или в заплатах. Но нужно быть скромным! А мы воюем.

Я читаю и Тору, и Коран, и Библию. Там нигде нету, чтобы сталкивать людей. Люди этого не читають, а начинають говорить. Я вот даже в Сомали был. Шел по пустыне на верблюдах, год прожил в Эфиопии. Я даже забыл, что бывают белые люди. Я все страны люблю и все вероисповедания. Я на джипе подъехал к Мекке. Я бы мог туда пойти, сейчас много русских принимают ислам, не нужно прятаться. Но понимаю, что это нельзя нарушать.

Люди сейчас не читают Коран, не читают Евангелие. Чтобы понять Евангелие, его нужно минимум семь раз прочитать. Если ты мусульманин, то нужно не только какие-то суры прочитать, нужно читать весь Коран. Я когда попадаю в мусульманский мир, я спрашиваю: «Что написано в первой суре?» Там написано, что Пророк Мухаммед говорит: «Я один из пророков, но есть выше пророк – Иса (отождествляется с Иисусом Христом – ред.). Он будет сидеть по правую сторону у Аллаха, а я буду по левую, чуть ниже». А как он красиво о Матери Божией говорит! А мы, христиане, не можем согласиться, что он назвал нашего Господа Бога пророком. И вот тут у нас разрыв! Но он же не сказал ничего плохого на то время! Вот лучше бы люди читали. И люди грамотные читают.

– А что с неграмотными делать?

– По нашей вере мы должны читать! Вот меня спрашивают: «Как это ты Сократа читаешь? И Лао-Цзы!» Так они были до того! А потом уже пришел Господь Иисус Христос.

А мы воюем. Я считаю, что мир должен быть дружным. Представляете, чего бы мы достигли, если бы не воевали? Мы бы уже давно на Марсе жили! Потому что Господь Бог создал не только нашу планету, он создал всю Вселенную. Правильно? Правильно! И Марс, и Луну, и Венеру, и даже те планеты, которые мы еще не открыли. Потому что, сколько будет жить человек, столько будет открытий.

Надо дружить! И вот школа в Крыму этому будет учить. Вот меня часто спрашивают: «Что лучше? Эверест или Мыс Горн?» Я никогда так не скажу. Если я скажу, что Эверест сложнее, я оскорблю Северный Полюс. Если я оскорблю мусульманскую веру, я оскорблю своих друзей. А у меня столько друзей-мусульман. Если я скажу плохо про буддистов? Но я же прошел всю Калмыкию! Я же почетный гражданин Бергина (населенный пункт в Калмыкии – ред.). Я и на Тайване прожил. Вот сейчас вышла книжка с моими иллюстрациями про Лао-Цзы.

Поэтому в школе путешественников нужно построить мечеть. Нужно показать, что здесь нету разделения. И построим! Построим!