28 ноября Киев наконец опубликовал закон о военном положении на территории страны. Его ждали три дня. Сначала депутаты на сессии Рады отказывались голосовать, не ознакомившись с окончательной редакцией документа. Затем в официальном вестнике «Урядовый курьер» ошибочно напечатали указ со сроком в два месяца вместо одного. Наконец настоящий принятый закон вызвал вопросы как на Украине, так и в мире. И самый главный из них касается территорий ВП.

Напомним, изначально ввести военное положение предложил Турчинов как глава СНБО. Порошенко лишь ответил на эту идею и попросил Верховную Раду рассмотреть готовящийся документ. Дальнейшие правки также вносились не по инициативе президента.

«СНБО определил необходимым введение в Украине особого правового режима для создания условий с отпора вооруженной агрессии и обеспечения национальной безопасности, усиления угроз государственной независимости и территориальной целостности Украины. В связи с этим президенту предложено ввести военное положение в Украине сроком на 60 суток», − первым заявил Турчинов.

В указанное время в Раде сразу принять решение не получилось. Сначала трибуну заблокировал Олег Ляшко сотоварищи. Вынужденный перерыв продлился несколько часов, а президент даже покинул здание. Само содержание загадочного документа «ввести военное положение в Украине сроком на 60 суток» вызвало протест у сразу трех фракций: «Батькивщины» Тимошенко, «Самопомощи» львовского мэра Садового и Радикальной партии Ляшко. Они потребовали сократить срок ВП вдвое – до 30 дней, чтобы не откладывать старт избирательной кампании; изъять из указа пункт, позволяющий нарушать конституционные права граждан, а также сократить территорию действия военного положения до приграничных областей. Кстати, эти же фракции требовали требовали разрыва дипломатических отношений с РФ, запрета на торговлю и национализации собственности «российских агентов».

В итоге президент пошел на частичный компромисс с парламентариями, срок ВП был сокращен, а области прописали отдельно: Луганская, Донецкая, Винницкая, Николаевская, Одесская, Сумская, Харьковская, Черниговская, Запорожская, Херсонская и также внутренние воды Азово-Керченской акватории.  Все понятно с Луганской и Донецкой областями и регионами, которые граничат с Россией. Винницкая соседствует с Приднестровьем, а Одесская, Херсонская и Запорожская – с Крымом. И вот тут кроется самое интересное. Почему в законе нет Автономной Республики Крым, которая в изначальном указе Порошенко перечислена наряду с Донецком и Луганском как территория «оккупированная Российской Федерацией»? И почему военное положение объявлено только в Азово-Керченской акватории, а в Черноморской – нет?

Означает ли это, что Киев забыл включить Крым и Севастополь в указ? Едва ли, ведь и собственно провокация, ставшая прецедентом для введения ВП, касается Крыма напрямую. Имеющийся документ будто бы признает Одесскую, Херсонскую и Запорожскую области приграничными. Но с чем они граничат, ведь Украина считает Крым своим?

Увы, неизвестно, кто именно формировал именно такой список регионов и фигурировал ли в нем Крым вообще. Но руководствуясь им уже усилен режим пропуска на границе с Крымом, который Украина таким образом по факту признает территорией другого государства. Почему-то этот факт в официальном Киеве вообще не обсуждается, как и много других важных, очевидных, но парадоксальных вещей.