Может ли и должен ли верующий мусульманин обращаться к психологу, или на все вопросы ответит имам, а проблемы в семье решатся по усердной молитве и соблюдению всех религиозных предписаний? Должен ли психолог обязательно быть мусульманином, чтобы консультировать верующего? И что такое есть в головах и душах людей, исповедующих ислам, что обязан знать профессионал, прежде чем в эту самую душу заглядывать и, тем более, что-то в ней менять? Этими не праздными вопросами задаются многие современные верующие, которым стал близок тезис о том, что обращаться к психологу не стыдно. Но к кому именно?

В июле в Крыму открылось представительство Ассоциации психологической помощи мусульманам. Свою деятельность на полуострове организация начала с ряда семинаров: для имамов, психологов и сотрудников ФСИН (работу Ассоциация ведет, в том числе, с заключенными). Ее глава Ольга Павлова приняла ислам по собственному решению и будучи взрослым человеком. Имея в багаже педагогическое и психологическое образование, будучи доцентом ВАК по социальной психологии и поступив на факультет теологии, Ольга Сергеевна объединяет таких же энтузиастов по всей стране для работы с попавшими в сложные жизненные ситуации мусульманами. Об особенностях крымской уммы, специфике психологических проблем верующих и о том, что происходит с попавшим под влияние радикалов человеком, Ольга Павлова рассказала корреспонденту «России для всех».

VI Всероссийский съезд женских мусульманских организаций «Социальное положение мусульманки в обществе»
Женский проект крымского муфтията признан лучшим в стране

— Прежде всего, объясните, чем именно будет заниматься Ассоциация в Крыму.

— Цель организации – координация действий специалистов, которые работают в данном поле – оказании психологической помощи мусульманам. Задач несколько. Во-первых, научно-исследовательская: проводим исследования: изучаем психологические особенности мусульман, пишем и публикуем научные статьи, участвуем в научных грантах. Во-вторых, учебно-методическая: работаем над образовательными проектами, организуем курсы повышения квалификации, семинары, издаем методические пособия. В-третьих, просветительская – чтобы мусульмане понимали, что обращаться за психологической помощью не запрещено. И, наконец, практическая – решение конкретных вопросов психологической помощи мусульманам.

У нас есть телефон горячей линии, любой человек из любого региона может позвонить, написать в мессенджер. Ассоциация уже открыла представительства в Татарстане, Башкортостане, на Северном Кавказе и теперь на полуострове. Но обращаются к нам даже из других стран.
Поступает очень много звонков по совершенно разным проблемам. В последнее время много мужчин спрашивают, как найти хорошую жену. Это новая тенденция, ранее чаще женщины выступали с инициативой и заботились о том, как найти жениха. А сегодня много молодых новообратившихся мусульман, у которых еще не сложился религиозный круг общения и для которых сложно найти подходящую девушку.

— И что же вы им советуете?

— А что тут можно посоветовать? Из-за того, что такая потребность есть, просто знакомим людей друг с другом. Волею судеб так получается, что мы накапливаем банк данных о невестах, о женихах. Сейчас уже делаем попытки создания семей.
А так проблемы самые разные: от детско-родительских, до семейных между супругами; к сожалению актуальна проблема зависимостей. Также это психологическая профилактика радикализма, экстремизма, дерадикализация, работа с последствиями, с семьями попавших под влияние радикалов. Вот буквально сегодня консультировала нашего специалиста, который идет работать с заключенным в тюрьму.
Новообращенные русские мусульмане часто звонят: «Я недавно принял ислам, у меня возникли проблемы в семье, на работе, помогите, что делать?»

— В регионе будут работать местные специалисты?

Крымская татарка на празднике Хыдырлез
Соцсети – можно, шеллак – нельзя. Как вести себя современной мусульманке

— В Крыму при муфтияте есть очень сильная организация «Файдалы илим». Руководитель проекта Зейнеб Баирова и несколько ее соратников выразили заинтересованность в том, чтобы стать партнерами. У нее есть как раз и психологическое, и теологическое образование и именно она возглавила Крымское представительство Ассоциации.

Также мы практикуем приезд членов ассоциации из других регионов, например, для проведения лекции. А вообще все зависит от той проблемы, с которой обращается человек. Исходя из ситуации уже принимается решение, как и кто ему сумеет помочь.

— Кто может обращаться за помощью? Только истово верующие или также те, кто в мечеть приходит раз в году, но считает себя мусульманином?

— Все, кто пожелает, могут обратиться. Часто бывает, что человек не понимает, в чем именно кроется его проблема. Например, такой случай. Женщина приходит к консультанту и говорит, что ни в какую не хочет носить платок. Все остальное она соблюдает, а против платка восстает. Психолог начинает разбираться и выясняет, что у нее в юности был травмирующий опыт, насилие. Человек, который сегодня заставляет ее носить платок, у нее ассоциируется по некоторым психологическим характеристикам с тем человеком, который совершил над ней насилие. И тут уже нужно проработать травму и разорвать сцепку «платок и насильник».

© Из личного архива Ольги Павловой
Глава Ассоциации психологической помощи мусульманам Ольга Павлова

 

— Хочется понять, сколько будет религиозного, а сколько психологического в этой помощи? Например, разваливающийся брак, патологические отношения. Обычный психолог может посоветовать паре развестись. А мусульманский?

— Развод является дозволенным в исламе. Это худшее из всего дозволенного, но это не запрещено. Мусульманские психологи смотрят реально на ситуацию. Если люди мучают друг друга, и нет никаких возможностей ситуацию изменить, то психолог не будет препятствовать разводу, чтобы уже по отдельности люди смогли решить свои проблемы.

Мы, кстати, практикуем, чтобы психологи работали в связке с имамами. Приходит, скажем, пара к имаму – хотят пожениться. Имам их направляет к психологу, который предлагает паре ответить на вопросы, раскрывающие их взгляды на жизнь. Они составлены так, чтобы женщина и мужчина задумались, достаточно ли хорошо они знают друг друга, готовы ли они уже к никяху или, может, стоит еще подождать.

— Существуют ли типично мусульманские проблемы?

— Есть одна проблема, с которой представители других религий не сталкиваются – это многоженство.

— А разве оно у нас позволено?

— На законодательном уровне его нет, но на практике люди часто состоят в гражданских браках, которые при должном религиозном оформлении могут стать и мусульманскими браками. К сожалению, не всегда эта практика соответствует религиозным нормам, а жены и дети бывают обделены вниманием мужчины. Но даже если соблюдаются все необходимые требования, ревность остается естественным чувством женщины. Ревновали даже жены Пророка Мухаммада! Это та самая область, в которой обычный светский психолог вряд ли поможет женщине справиться с этой проблемой, принять ее.

— Вы уже познакомились с крымскими мусульманами? Каковы особенности менталитета и психологии?

— Ислам везде один, но мусульмане в разных регионах отличаются друг от друга по неким вариантам интерпретации религиозных практик, обычаям, которые тесно сплелись с исламом. Что касается Крыма, то, прежде всего, хочу сказать, что у крымских татар идентичность национальная и религиозная очень тесно сплетены. Невозможно быть крымским татарином и не быть мусульманином.

Тесно переплетены ислам и народные традиции. Например, есть такой обычай: невеста входит в дом родителей своего мужа после уже заключенного брака и приносит Коран. И даже было принято, чтобы она сама прочитала суру или аят. Это очень характерно для крымских татар и очень символично с той точки зрения, что именно женщина приносит Коран в семью. Ведь она затем проводит время с детьми, несет ответственность за их воспитание. От того, насколько образована и религиозна женщина, зависит и то, какими вырастут дети.

Если говорить о радикальных организациях, то они как раз и борются с этой культурной спецификой, стирают этническую самобытность. Это такая глобализация по-псевдоисламски. Религия преломляется в каждой культурной среде; религиозные практики везде имеют свою культурную специфику. Например, отличаются одеяния женщин. Мимо нас (разговор проходит в кафе крупного московского торгового центра – ред.) сейчас проходит много покрытых женщин, и по их виду легко можно понять, откуда они.  Меня, кстати, восхищает, как крымские татарки сочетают современную одежду с национальной шапочкой – фесом. У разных народов много спорят о том, можно ли носить народные головные уборы в повседневной жизни. Крымские татарки эту проблему решили прекрасно.

© РИА Новости, А. Мальгавко
Крымские татарки в национальных нарядах

Еще одна особенность: крымские татары стремятся создавать семьи по национальному признаку – среди своих. И это способствует укреплению брака. Статистически доказано, что внутриэтнические семьи крепче, чем межэтнические. Я не являюсь сторонницей межэтнических браков. Есть определенные особенности менталитета, образа жизни, которые, безусловно, должны у людей совпадать. Конечно, во всяком правиле есть исключения, которые подчеркивают наличие правила.

— До 2014 года в Крыму свободно вели деятельность сторонники деструктивных и запрещенных организаций, таких как Хизб-ут-Тахрир. Вы заметили следы их влияния?

— На мой взгляд, работа, которую проделывает муфтият в Крыму, позволяет избавиться от этих заблуждений. Мне сложно дать статистику, поскольку мы там открылись недавно. Курсы для имамов, которые мы провели, были как раз посвящены этим вопросам и вызвали очень большой интерес. Было высказано много вопросов, переживаний. Я думаю, постепенно люди поймут, что в сектах псевдорелигиозные идеи используются для манипулирования личностью.

— Классический вопрос. А как понять, что близкий человек стал жертвой таких манипуляторов?

— Об этом должно, во-первых, свидетельствовать изменение его взглядов. Начинается резкая поляризация, деление мира на своих и чужих. Нередко в этих организациях внушается, что ее члены гораздо важнее, чем дети, родители, мужья и жены. Поэтому человек начинает пренебрегать своими семейными обязанностями. Например, в исламе нельзя не уважать  родителей, не помогать им. В этих же организациях внушается, что твои родители – неправильно верующие люди, поэтому ты не должен их слушать и о них заботиться.

Второе – человек абсолютно не критически относится к другим членам организации.

Третье – зачастую они начинают вовлечение нового члена с «бомбардировки любовью». Если человек в своей жизни имеет недостаточно внимания, им начинают манипулировать и объяснять ему, что он самый замечательный, умный и талантливый, а это просто те люди, которые вне секты, не оценили его и не поняли. На это не жалеют сил, средств, задушевных бесед. Соответственно, человеку начинают внушать мысль, что где-то его недооценивают, а тут, в секте, ценят и любят.

В-четвертых, лидеры деструктивных организаций, как правило, практически обожествляются: они лишены недостатков, у них больше прав, чем у остальных людей, они не могут осуждаться. Это чуждо исламу, мусульмане никого не обожествляют.

Если вот эти вещи замечены в ком-то из близких, значит, есть повод для беспокойства.

— И что делать?

Празднование Ураза-байрама в Крыму
Дети у крымских татар: как рожать, называть и растить

— Сейчас много организаций, которые помогают в таких случаях. Лучше обратиться к ним и не пытаться справиться самим. Профессионалы имеют навыки дерадикализации таких людей – это очень сложная задача. Если на вербовку, скажем, ушло полгода, обратный процесс не может быть сиюминутным – это долгая работа. Но у нас есть примеры, когда останавливали тех, кто уже собирается уехать из России и присоединиться к каким-то экстремистским группам для осуществления преступной деятельности.

В целом нам нужно быть более внимательными друг к другу. Есть какие-то вещи, на которые мы не обращаем внимания, даже когда факты говорят о том, что с нашим близким что-то не то. Это происходит так же, как с наркотиками. Нам бывает страшно самим себе признаться, и поэтому проще не замечать очевидного.

Почему еще не следует действовать самостоятельно. Иногда, например, родители бывают слишком категоричны. Скажем, решают закрыть дома дочь и отобрать у нее телефон. А она-то считает, что где-то там ее ждет самый нежный и заботливый возлюбленный, с которым она обретет свое счастье, которое здесь ей по ряду причин не удается обрести. Конечно, как ты ее не запирай – она найдет возможность сбежать.

Нередко бывает такое, что родители жалуются на детей, а им самим нужна помощь. У соблюдающих мусульман дочь вдруг сбегает из дома к совершенно неподходящему мужчине по совершенно не религиозным мотивам. И проблемы обнаруживаются не только у дочери. И в этот момент родители часто не понимают, что им тоже придется меняться и работать над собой. Сами они к этому вряд ли придут. Ведь никто никуда просто так не убегает. Этому предшествуют психологические травмы, одиночество, чувство вины, комплекс неполноценности и другие психологические проблемы.