Писательница родом из Крыма Диана Кади недавно презентовала в Москве свою книгу «Манифест крымской татарки». По сути это сборник статей, воспоминаний и эссе на злобу дня: от участия Джамалы в Евровидении до внесения Украиной в ООН обновленного проекта резолюции по правам человека. Начав свой творческий путь как автор книг о женском — любви и верности — Диана со временем не смогла не обратиться к тем темам, которые так или иначе беспокоят всех крымских татар. Обращение к социальной проблематике со временем переросло в выстраивание собственной экспертной площадки, в создание дискуссионного клуба.

Цель новой книги – представить миру альтернативное мнение – ответ киевской пропаганде. О жизни крымской татарки в Москве и месте народа в многонациональном государстве — в интервью «России для всех».

—  Во время презентации книги вы сообщили о том, что она уже переведена на английский, будет переведена на турецкий, и что вы планируете показать ее также в Европе. Как идет подготовка к международным презентациям? Это правда, что на обложке английского варианта изображен Путин?

—  На обложке английской версии действительно изображен наш президент, так как Владимир Владимирович самый влиятельный и узнаваемый политик в мире, а это увеличивает шансы на то, что западный читатель обратит внимание на книгу. Для меня важно, чтобы как можно больше людей, подвергшихся западной пропаганде, узнали о том, что есть альтернативная точка зрения. Подготовка в самом разгаре. Не буду скрывать, что сталкиваюсь с некоторыми проблемами в ходе организации мероприятия.

Презентация книги Дианы Кади в Москве
"Манифест крымской татарки" прочтут в Киеве и Европе

Несмотря на то, что единомышленников России за рубежом, готовых помочь, немало, провести презентации не так просто. Мои европейские коллеги удивляются выбору первой страны для презентации, а это будет Бельгия. Они говорят: «Брюссель —  это же столица русофобии, тебе не дадут здесь ничего сделать!». И действительно: официальные площадки принимать не спешат, частные тоже смущаются, увидев, кто на обложке.

Меня любят называть прокремлевской пропагандисткой, но, даже эта ситуация, сложности, с которыми мне пришлось столкнуться в процессе подготовки, говорят, на мой взгляд, об обратном. Своими силами и без государственной поддержки я пытаюсь идти против западной пропагандистской машины, продвигающей антироссийскую риторику во всем мире. Для того, чтобы дискредитировать нашу страну, используются самые гнусные средства. А так как украинское «министерство правды» бесконечно эксплуатирует мой народ, молчать, будучи человеком с активной гражданской позицией, просто безнравственно. Я просто не имею права игнорировать происки киевских лгунов и терпеть нескончаемые инсинуации, связанные с крымско-татарским народом.

Сейчас русофобия очень хорошо монетизируется, и я уверена, что если бы я была на стороне Джемилева, продажных и профессиональных крымских татар, мои книги издавались бы миллионными тиражами, не было бы проблем с презентациями, и даже должность в украинском правительстве мне придумали бы. Русофобом быть выгодно, но беспринципно, и это противоречит моим убеждениям. И пусть это прозвучит пафосно, лучше жить в забвении, и без средств к существованию, чем продавать свой народ и предавать Россию, как это делают некоторые мои соплеменники.

— Очень интересно было прочесть ваши воспоминания о том, как вы работали в меджлисе*. Расскажите подробнее: чем занимались, какие цели на самом деле ставила перед собой незарегистрированная организация? Были ли вы тогда знакомы с Джемилевым и Чубаровым?

— Приятных воспоминаний, связанных с периодом работы в меджлисе*, у меня нет. Разве что, в самом начале, когда мне казалось, что я часть команды, организации, которая создана для помощи народу и представления его интересов. Коллектив смотрел на них, как на небожителей. Да они сами подкрепляли этот имидж своим высокомерием и отдаленностью от народа. Я знакома со всеми, кто сейчас на передовой в информационной войне против России. Джемилев и Чубаров вряд ли помнят меня. Они по сей день относятся к народу, как к челяди, которой всегда можно пожертвовать ради политических амбиций. Что, собственно, они и делают. А что касается целей, была официальная, придуманная для создания видимости заинтересованности в решении проблем простых крымских татар, и реальная. На самом же деле, меджлис был обыкновенной НКО для отмывания ворованных средств и тотального распила земель.

— Сейчас вы живете в Москве, но росли в Крыму. Как вы тогда осознавали место в истории и мире своего народа?

— В то время крымско-татарский вопрос не был политизирован. Киевская власть даже знать не хотела о существовании моего народа. В украинском Крыму я чувствовала себя изгоем. Это ощущалось на бытовом уровне. Если и была неприязнь, то точно не со стороны русских людей. Недавно меня назвали великодержавной русской шовинисткой. Разумеется, это абсолютный бред, я ко всем народам отношусь с уважением, но когда все детство и юность чувствуешь тепло именно от русских людей, взаимность просыпается сама собой.

© Фото из личного архива Д. Кади
Крымско-татарская писательница Диана Кади

— Сохраняют ли московские крымские татары свою идентичность?

— В Москве живу не так давно, и только потому, что высказывать позицию, отстаивать интересы крымских татар на федеральном уровне гораздо эффективнее. Безусловно, московские крымские татары чуть дальше не только географически, но и от культуры и традиций своего народа. Это в Крыму национальным колоритом пропитан воздух. В ближайших планах обьединить все диаспоры, поддерживать отношения с крымскими татарами по всей России, и за границей, так как народ разбросан по всему миру. Нельзя терять связь, и я сделаю все, что в моих силах, чтобы консолидировать мой народ, и сохранить национальную идентичность.

А в повседневной жизни… Конечно, готовим национальные блюда. Но не только крымско-татарскую кухню. Прозвучит нескромно, наверное, но могу приготовить как кобете, плов, так и настоящий русский борщ. И мне нравится, что во мне совмещается несколько культур, начиная с кухни, заканчивая традициями, любовью к русской классике.

— Кто из представителей народа – исторических или современных – является для вас примером и ориентиром?

— Моими героями всегда были и будут простые люди, без званий и регалий, которые живут по совести, уважают других, и совсем необязательно совершать подвиги, чтобы быть примером для подражания. Достаточно быть человеком.

— Каково, на ваш взгляд, будущее крымских татар на Украине? Как бороться с использованием народа в создании фейков и мифов?

— Нужно вернуться в российский Крым. Такая тенденция уже наблюдается, как в случае с крымскими татарами Херсонщины. А бороться, как я уже неоднократно говорила, нужно перекрыванием положительной информацией негативной повестки, исходящей со стороны прозападных марионеток. Писать книги, снимать хорошее кино, проводить объединяющие фестивали — все это актуально, как никогда.

— Каково положение крымских татар среди других народов РФ, традиционно исповедующих ислам? Многие ставят в пример Татарстан как наиболее успешную модель.

— Россия, пожалуй, самая комфортная страна для народов, исповедующих ислам. В многонациональном государстве не может быть иначе, но я против того, чтобы в нашей стране выделяли какие-то национальности или регионы. Каждый народ уникален, и эту самобытность нужно сохранять, но в то же время способствовать благополучию всех россиян, независимо от конфессиональной и этнической принадлежности.

* — запрещенная в России организация