- Сейтумер Нуридинович, снимается ли напряжение в крымско-татарском обществе?

- Постепенно, хотя отношение крымских татар к Москве по-прежнему настороженное. Это закономерно, ведь 23 года нам говорили, что во всех бедах крымско-татарского народа виноваты русские, такова была политика меджлиса.

Наша организация объясняет и крымским татарам в том числе, что мы хотим жить в мире, по российским законам. Наш народ с 1944 года по настоящее время живет мирно, мы решали свои проблемы без единого выстрела. Мне хочется донести до российской общественности, что крымские татары, как и другие жители России, хотят жить нормально, мирно, мы, так же как и другие, хотим, чтобы наши дети учились наравне с остальными российскими детьми. Мы хотим видеть себя наравне с остальными народами.

- Сколько крымско-татарских общественных организаций осталось после воссоединения Крыма с Россией?

- Практически все сохранились, правда, пока большинство из них находится вне правового поля РФ. Мы были одной из первых организаций, которые перерегистрировались, и сейчас работаем в соответствии с российским законодательством.

- Расскажите, пожалуйста, о своей деятельности в последние полгода.

- Мы регулярно проводим встречи с крымско-татарскими общественными организациями, собираем пресс-конференции, съезды и так далее. Проводим праздники. Буквально на днях провели съезд, на котором решили сформировать новый курултай: прежние курултай и меджлис не могут далее продолжать свою деятельность, потому как находятся вне правового поля РФ. В уставе меджлиса указано, что в нем могут принимать участие только граждане Украины.

Работаем также с диаспорами: уже были встречи с представителями общин Боснии, Турции. Все нас поддерживают, хотят, чтобы крымские татары попали в соцветие России, достойно жили и развивались.

Мы на государственном уровне будем помогать возвращаться на родину крымским татарам из других стран. На данный момент поступило более 8 тыс. заявлений, в которых наши соотечественники указали, что хотят жить и работать в Крыму.

Из Киева были провокации, что, мол, Украина вернет Крым, что крымские татары массово выехали из Крыма и так далее. Но сейчас становится все яснее всем, что Крым навеки останется с Россией, а те, кто выехал с полуострова после референдума, были в основном представителями «Хизб-ут-Тахрир». И разве это плохо, что они покинули полуостров?

- Перечислите, пожалуйста, основные задачи, которые стоят перед крымско-татарским народом сегодня.

- Нам необходимо иметь своих представителей в органах власти - и республиканских, и федеральных. Во-вторых, решить жилищную проблему, помочь крымским татарам обустроиться. Народ в глубинке по-прежнему бедствует, потому что деньги, которые передавали из Турции и других стран, разворовывались. Сейчас идет небольшая помощь, пока Крым переходит в правовое поле России: понемногу ремонтируются дороги, больницы получают медицинское оборудование и так далее. Недавно одному нашему ансамблю из Казани пришел автобус для артистов.

- Есть ли такое обещание, которое Москва нарушила?

- Нет. Все, что Москва обещает, будет сделано.

- Как крымские татары относятся к созданию свободной экономической зоны на полуострове?

- По-разному. Прибыль понимают бизнесмены, для них это дополнительные инвестиции, увеличение оборота, возможность создания новых рабочих мест. Сельские жители к будущим нововведениям относятся спокойно, они заняты другими делами.

Беседовала Алевтина Шаркова