На протяжении 20 лет работы в театре Сусанна Барабашева сыграла огромное количество интересных ролей: мадам Аркати («Неугомонный дух»), Февзие («Акъмесджит ийгитлери»), Фериште («Дубаралы той»), Мирчуткина («Севги ве пара»), Госпожа Журден («Мещанин во дворянстве»), Репизе («Ах, султан олса эдим»), Адвокат («Зенгин къадын») и многие-многие другие.

 

 

У нее прекрасный тандем с оркестром крымско-татарского академического театра: она еще и великолепная ведущая классических концертов. Ее прочтение стихов с музыкальными иллюстрациями просто восхищает. Помимо этого Сусанна Барабашева занимается дубляжом и озвучиванием мультфильмов и фильмов на крымско-татарском и русском языках, репетиторской деятельностью и преподаванием сценической речи, играет в художественных фильмах.

Такие люди, как она, не останавливаются на достигнутом. Они работают над собой и двигаются вперед! На сцене талантливый и харизматичный профессионал, в жизни отзывчивая, терпеливая и искренняя дочь, мать, сестра, подруга, которая не умеет скрывать своих чувств или не делает этого намеренно. Я побеседовала с этим удивительный человеком.

- Сусанна-ханым, я знаю, что у вас три диплома, причем два из них красные. Расскажите, где вы учились. Как вы «дошли» до театра?

- Сразу после школы поступила в Андижанское музыкально-педагогическое училище. Потом переехали с семьей в Крым. Я пошла попробовать поступить в наш театр, но, оказалось, там уже провели набор группы студентов в училище культуры, я опоздала дней на десять. Тогда Дилявер Мамутович Бекиров был директором театра. Или худруком он был, я уже не помню. Именно он посоветовал попробовать пройти в тогдашний Симферопольский государственный университет, на факультет филологии (ныне это КФУ имени Вернадского).

Я поступила. Но я не переставала наведываться в театр. А студентам-театралам преподавал Маникин Анатолий Николаевич. Он был одним из педагогов культпросветучилища. Он в то время сказал, что если я захочу, то мне есть смысл заниматься «этим», то есть способная, не буду говорить «талантливая». (Смеется.) Позже я попробовала поступить в Харьковский институт искусств имени Котляревского. Попробовала - получилось. Это было второе высшее образование.

- Кто оказал влияние в профессиональном плане?

- Таких людей очень много. Люди все время оказывают влияние друг на друга... Из преподавателей могу отметить Любовь Евгеньевну Шульгу (она была нашим мастером в институте искусств), Лысенко Евгения Васильевича, народного артиста, профессора, Маникина (я упоминала). Из режиссеров - Ахтем Сейтаблаев, нынешние, конечно, - Бекташев Ринат Эбазерович, Магар Владимир Владимирович... Много таких еще.

- Вы творческий человек. Это у вас в роду, в крови?

 

Интервью с крымско-татарской актрисой Сусанной Барабашевой

- Дедушка мой был известным музыкантом. Был еще дядя Гумар Исмагилов, известный режиссер, которого в довоенный крымско-татарский театр присылали из Казани. Так вот он был мужем сестры моей бабушки! (Смеется.) К сожалению, когда он умер, мне было лет тринадцать и я ничего театрального от него не познала. Особо театральных в семье, кроме дяди Гумара, и не было. От отца я унаследовала стремление учиться. Он уникальный человек. Родился в Симферополе в 1933 году, в 1944-м ему было 11 лет. Окончил институт ирригации. По профессии инженер-механик, долгое время был вынужден работать разнорабочим...

- Я знаю, у вас растет сын. Во время беременности играли в спектаклях?

- Ну конечно! За две недели до декретного отпуска я сыграла премьеру. 15-го премьера, а 30-го апреля я вышла в декретный отпуск. Мама, конечно, сидела в зале в ужасе: что я творю? Что там этот ребенок переживает? Я отвечаю: «Мам, если бы ему было плохо, он бы дал мне это понять». Был у нас такой спектакль - «Неугомонный дух», его ставил режиссер Федоров из русского театра, я играла там медиума, экстрасенса мадам Арпати. Там была пара сцен транса, где надо было очень энергично двигаться. И тут это «как?». Ничего, мы с ним договорились. Так и договариваемся до сегодняшнего дня... Слава богу, ребенок у меня договороспособный.

Читайте также: Греческий режиссер поставит трагедию Еврипида >>

- Сейчас сыну сколько лет?

- Вы знаете, есть такие периоды: до семи лет - «мама знает все», с семи до девяти лет - «оказывается, мама знает не все», с девяти до 13 - «мама знает кое-что», с 13 до 16 - «да что она вообще знает?», после 25 - «мама была права!». Так вот у нас еще пункт первый - Амиру шесть с половиной.

 

- Как было выбрано имя сыну?

Интервью с крымско-татарской актрисой Сусанной Барабашевой

- Поскольку муж у меня был гражданином Израиля, я сказала: «Так, дорогой, давай мы подберем имя, чтобы оно было и вашим, и нашим. А когда я была в положении, прочитала статью о том, как происхождение, корень имени влияет в будущем на характер человека. И я запомнила, что человек со скандинавским именем будет воинственным, названый именем арабского происхождения будет обладать чем-то вроде положительной пробивной силы, люди с именами, имеющими еврейские корни (кстати, и Сусана древнееврейское имя, и многие другие, например Ибрагим - Абрахам), хорошо приспосабливаются к жизни. Я выписала ряд имен: Даниял, Зекерья, Амир... И сказала мужу: «Выбирай!» А сама-то я уже выбрала. Что-то телепатическое, видно, включилось, и он выбрал именно это имя. Тогда это имя редко встречалось. Это сейчас их расплодилось: один Амир, другой Эмир, третий Самир... Амир Барабашев - очень красиво звучит!

- Какой была первая сыгранная вами роль после родов?

- А я и не помню. Что же это было? (Задумывается.) Вы знаете, японцы говорят, что, пока ребенок не достиг восьми лет, женщину трогать нельзя, у нее снижены и умственные способности, и память, то есть это период активного материнства.

- Самый запомнившийся случай, связанный со сценой.

- Помню второй курс (Харьковский институт искусств имени Котляревского). У нас были отрывки из классических произведений. Июнь-месяц, жара... А в июне в Харькове дико цветет тополь, и улица Чернышевского, где расположено здание театрального отделения, вся в тополях. Открыть окна невозможно, потому что весь этот пух летит в аудиторию.

Был камерный экзамен, поэтому мы его сдавали не на сцене, а в аудитории. Была сценическая площадка, мы работали практически в метре от зрителей. Может, и меньше метра. Все в майках, машут тетрадками, спасаясь от жары, а у нас отрывок из Брехта - «Мамаша Кураж и ее дети». Играем февраль-месяц, одеты соответственно. Играл Марлен Османов (Повар), я (Мамаша Кураж) и Сильветта Атаулина (дочка Катрин). На мне сапоги, юбка, которая, слава богу, была не очень толстой, ватник, на Марлене - бушлат, шарф... И там стихи читаем ритмические и идем друг к другу навстречу, будто прижимаемся от холода, я смотрю в пол и вижу: что-то капает... Пот, представляете, льется! Такими были предлагаемые обстоятельства.

- Играть легче «себя» или «другого»?

- Мы можем быть великолепными актерами, но в жизни не умеем играть, не умеем скрывать своих чувств. На сцене легче играть не себя, а какой-то характер.

###

- Самая удачная, на ваш взгляд, и запомнившаяся роль, которую вы когда-либо сыграли.

- Мне очень запомнилась роль в спектакле «Орман тюркюси» («Лесная песня»). Я мать играла, это была совместная с режиссером работа, роль была драматическая, вот ею не наигралась. Потом была еще Госпожа Журден («Мещанин во дворянстве») - классика, на двух языках - русском и крымско-татарском... Эх, есть что вспомнить! У меня была одна самая любимая роль - Аманда Уингфилд. Был у нас великолепный спектакль - «Стеклянный зверинец» Теннесси Уильямса, его перевела на крымско-татарский Айше Меметова. Мы ставили его в арт-центре «Карман». Это моя самая любимая на сегодняшний день роль. Хотя у меня все роли любимые. Но Аманда Уингфилд, мама этого семейства, - это такой собирательный образ. Несмотря на то что это американское произведение, как говорили уважаемые мною мои учителя, это «самая западная пьеса для самых восточных людей». А все потому, что проблемы близкие: выдать зажатую, стеснительную дочь замуж.

- Что кроме театра дает вам творческие силы, вдохновение?

 

Интервью с крымско-татарской актрисой Сусанной Барабашевой

- Оркестр. Он у нас очень хороший, замечательные музыканты, великолепный дирижер. Я читаю стихи с музыкальными иллюстрациями. Эти программы носят информационный характер. Я стараюсь разрабатывать интересные сценарии, планируем это с режиссером... Вот, например, вы знали, что песня «Катюша» была написана в 1938-м?

Вот еще одно мое «открытие». У Иоганна Штрауса - младшего есть «Персидский марш», так вот восточную тему он перенял из оперы Глинки «Руслан и Людмила» - это та же восточная тема невольницы. «Слямзил» то есть, такое часто бывает. А теперь давайте подумаем, откуда у Глинки тема Востока. Если послушать крымско-татарскую народную песню «Къаленинъ тюбюнде», то можно услышать явную аналогию. Оказывается, когда Глинка писал оперу «Руслан и Людмила», он тесно общался с Айвазовским, который наигрывал эти самые восточные мотивы. Вот такая вот цепь! Представляете, у Штрауса - крымско-татарские мотивы!

Кстати, где-то в середине месяца, вечером, у нас будет концертная программа. Она называется «Будем помнить», посвящена Великой Отечественной. Я там читаю стихи, оркестр играет, потом будут звучать песни - Сейтабла Меметов, Ильяс Абдукадыров. Мне очень нравится эта программа. Платье новое шью! (Шутит.)

- В кино пробовали себя?

Работаю периодически, что дают - играю. «Мосфильм», «Ленфильм», украинские были киностудии... Последнее, что играла, - с Николаем Фоменко в октябре вроде фильм какой-то про ученых-генетиков. Позвали на пару съемочных дней, я там хозяйку дома играла. Мужчин крымско-татарского театра чаще берут в кино, в основном из-за типажей восточных. Самый востребованный - Расим-агъа Юнусов, хоть он и на пенсии, самый киношный.

- Где труднее играть - в кино или в театре?

- Все думают, что в кино легче тем, что там бесчисленное количество дублей. Один приличный да выберут. Кино - это огромный труд, труд в первую очередь физический, потому что на то, что мы видим на экране полторы-две минуты, у тех, кто занимается этим, может уйти день-два. У меня был один съемочный день у Гарика Сукачева. Фильм назывался «Дом солнца». Там две фразы. Мы два дня снимали этот момент, потому что там была огромная массовка, детей привезли со школы, они катались на качелях, каруселях... Помню, мальчик, которого встречала мама, выдал: «Я на всю жизнь накатался на качелях. Не хочу больше!»

- Поете?

- В ноты попадаю. Образование в музыкальном педагогическом училище, конечно, имеется, но танцую я лучше, чем пою, хоть и по внешним данным не танцевальная я девушка...

Читайте также: Несломленный художник Мустафа дарит людям радость пением >>

- Может, пишете? Стихи или еще что-либо?

- О нет! Поэзия - точно не мое! Пару интермедий за свою жизнь написала. Я считаю, чтобы создавать что-то, человек должен иметь возможность, потребность и желание! Пока у меня этого нет. А просто писать и говорить «я пишу» не хочется.

- Есть ли «издержки профессии»?

- За что я не люблю свою работу, так это за то, что в актерской работе не всем удается реализоваться на сто процентов, нет такой возможности. Очень зависимая у нас профессия, зависишь от многого и от многих. Ждешь, когда тебя выберут, - и это женскость нашей профессии. Не мужская это профессия. Когда мне говорят про сына: «Какой парень растет! Артистом, наверное, будет?» - я отвечаю: «Упаси Аллах!»

 

Интервью с крымско-татарской актрисой Сусанной Барабашевой

Актеры - люди тонкие и очень обидчивые. Их надо хвалить, как и любого человека. Актеры - это дети. Как потом добавил режиссер, драматург, педагог первой половины XX века Немирович-Данченко: «Но сукины дети!» Задача режиссера - не просто поставить спектакль, а уметь раскрыть актера. Сейчас мы работаем с режиссером из Севастополя, это Магар Владимир Владимирович. Он дал нам свободу, он просто отпустил актеров: вот вам задача, а вы плавайте в ней. Он дал возможность импровизировать, и это здорово. Это хороший опыт - работать с разными режиссерами.

- Если бы в один прекрасный день вы поняли, что не можете заниматься актерским искусством, чем бы вы занялись?

- Учила бы других этим заниматься. Я уже часто задумываюсь: может, мне заняться тренерской деятельностью? У меня есть даже опыт: в учебно-методическом центре «Лингвист» периодически веду курсы ораторского мастерства. То есть занимаюсь технической стороной этого дела: как говорить и не устать, как работать над своим голосом, как ставить дыхание - плюс элементы актерского мастерства.

Еще огромное удовольствие доставляет озвучивание фильмов и мультфильмов. Это, как говорится, на работу как на праздник!

- Какая вы мать?

- Иногда, может быть, я не идеальная мама, иногда ругаю себя, что не уделяю должного внимания ребенку. Большое спасибо маме, она мне оказывает очень большую помощь. Все, что мой ребенок знает - ну почти все, то, что умеет читать, считать, - это заслуга мамы. Она по образованию учитель начальных классов. Она и нас с сестрой так воспитала. Мы по городу просто так не ходили, мы перечисляли времена года, месяцы, дни недели - то, что положено знать в определенный период. Так и с моим ребенком.

- Считаете ли вы себя счастливым человеком?

- Да, конечно! Потому что, во-первых, все мои близкие рядом со мной, у меня есть мама, папа, сестра, племянница, у меня великолепный сын! Я вообще считаю, что женщина только тогда начинает понимать, осознавать многие вещи и чувствовать себя как женщина, когда у нее появляется ребенок.

Всякие моменты бывали - и смерть мужа, и слезы... Так получилось, что муж умер, когда сыну было восемь месяцев. Главное, мне есть ради кого жить, мне есть в кого вкладывать свои силы, свои нервы! Так легче переживать какие-то трудные моменты.

Беседовала Диляра Суфьянова