Сколько женских сердец на планете с трепетом отзовутся, услышав имена Хюррем и Сулейман! В Турции, России и Украине, Узбекистане и Азербайджане, Казахстане – да что уж там, в каждой стране, где на ТВ начинается показ «Великолепного века», он быстро становится хитом. Вероломнейшие козни, роскошнейшие наряды, богатейшие интерьеры, невероятнейшие судьбы… И, конечно, любовь на фоне истории. Смотреть фильм о нелегкой женской доле простой славянской девушки в гареме «властителя мира» интересно еще и потому, что фабула крутится вокруг реальных фактов. Был на свете и Сулейман, и та самая Хюррем-Роксолана, был Ибрагим. Стоит по сей день дворец Топкапы. И особенно приятно, что целый ряд героев и сюжетных линий имеет прямое отношение к Крыму. А вот насколько «крымская линия» соотносится с реальной историей полуострова, разбирались корреспонденты «России для всех».

Хюррем, проданная в Феодосии

То ли Анастасия, то ли Александра была украдена в ходе набега воинов Крымского ханства на земли современной Украины. Наиболее распространенные версии гласят, что девушка была дочерью священника в Рогатине Ивано-Франковской области или в Чемеровцах Хмельницкой области. Поляки считают ее своей и чаще называют Александрой, украинцы – Анастасией. В принципе первое, что известно о ее судьбе точно и однозначно, так это что девушку привезли в Крым и продали на невольничьем рынке в Кафе – нынешней Феодосии. На тот момент Анастасии/Александре было около 15 лет. Молодой султан же только-только вступил на престол в возрасте 26 лет.

Хюррем на постере фильма «Великолепный век»

А дальше все как в фильме: славянская умница и красавица покоряет сердце правителя, получает имя Хюррем (в переводе с персидского – «веселая»), успешно враждует с первой женой, черкешенкой Махидевран, добивается беспрецедентного поступка от султана – женитьбы на ней и даже изобретения специального статуса «хасеки», второй по значимости женщины после матери султана, «валиде». 

Работорговля была одной из основ экономики Крымского ханства, а порт в Кафе – ее центром. Сюда привозили пленных из земель современной Украины, южных регионов России, с Кавказа, из Польши. По мнению польского историка Дариуша Колоджейчика, ежегодно около 10 тыс. славян прибывали в Кафу и продавались здесь на аукционах для дальнейшей транспортировки к берегам Турции. Пленных с Кавказа, как правило, привозили в порт современной Керчи. Османский путешественник Эвлия Челеби в XVII веке писал о рабовладельцах Крыма: «На все четыре стороны света они идут на государства неверных, обреченных попасть в ад, грабят их и уводят, стенающих, в плен. Они захватывают детей и взрослых, жен и дочерей. Пленников с разбитыми сердцами и связанными ногами они всячески мучают, кормят их конской кожей, внутренностями и кишками. Всех неверных с детьми и родственниками они отправляют в земли ислама, где те удостаиваются счастья быть обращенными в мусульманство…».

Но если одних готовили для рынка тяжелого физического труда и не жалели, то другие пленники (помоложе и покрасивее) могли попасть в услужение в богатые турецкие дома. Такой «товар» содержали в чистоте и старались, чтобы слезы и синяки не отпугнули покупателей. Известно даже, что в 1680 году был издан специальный указ, запрещающий торговцам «раскрашивать лица рабов или украшать их каким-либо образом». Увы, неизвестно, когда и какую цену заплатили за юную Анастасию/Александру, но вначале ее купили для совсем другого владельца. Девушку, оказавшуюся на турецком берегу (а плыть тогда нужно было около десяти дней), несколько раз перепродавали, пока ее не приобрел Ибрагим-паша, чтобы подарить султану. Сколько времени славянской красавице довелось провести на полуострове, пока ее не отправили в путешествие по Черному морю, мы не знаем, однако едва ли эта земля вызывала у нее сколько-нибудь хорошие воспоминания.

«Валиде» – дочь крымского Гирея или европейка?

Царственная мать Сулеймана I, повелительница гарема, телезрителям известна как «валиде», однако это не имя, а статус главной женщины в Топкапы. Звали же ее Айше Хафса, и она, пожалуй, является спорным с точки зрения достоверности персонажем. Дело в том, что сегодня историки уверены, что Айше и Хафса – это две совершенно разные жены султана Селима I. Айше была дочерью крымского хана Менгли-Гирея. Именно она является матерью Бейхан и Шах-Султана. Однако умерла Айше рано, еще до появления на свет наследника престола Сулеймана. Его же матерью, как и Хатидже, стала девушка по имени Хафса, о происхождении которой известно лишь, что она европейка. Впрочем, во многих источниках женщина фигурирует как Айше Хафса, а все дети считаются произошедшими от одной жены Селима I.

«Валиде» на постере к фильму «Великолепный век»

охранились свидетельства о судьбе Айше-хатун, которую не назовешь обычной. Изначально реально существовавшая дочь крымского хана была выдана замуж за шехзаде Мехмеда – сына султана Баязида II. Как известно, до Хюррем правители Османской империи, а также их сыновья женились только на девушках из знатных родов и наследников предпочитали иметь от них же. Однако при этом шехзаде выбирали кого угодно, только не турчанок, чтобы семьи благоверных не пытались влиять на политические процессы. Родив Мехмеду двоих детей, Айше овдовела. Ее супруг то ли погиб, то ли был казнен в 1507 году. Вопреки воле отца, Баязида II, шехзаде Селим женится на бывшей супруге покойного брата. Обычное дело в то время: женщина, уже вошедшая в правящую династию, в случае гибели супруга зачастую выходила замуж за кого-то из его родственников.

Как бы там ни было, и реальная, и киношная «валиде» при Сулеймане I имела огромный политический вес и влияние на сына, о котором писали многие путешественники и купцы, побывавшие в Стамбуле.

Айбиге – первая принцесса Бахчисарая

Так как Айше Хафса, мать Сулеймана и его сестер, считается в фильме уроженкой Крыма, то вполне естественно, что однажды в сценарии появляется приехавшая погостить родственница с полуострова – племянница Айбиге-хатун. По задумке сценаристов, взбалмошная и непривычно независимая дочь крымского хана прибывает в Топкапы, чтобы переждать в безопасности смуту на родине. Султан с уважением относится к ее отцу, Сахиб-гирею, он часто упоминается в фильме как верный спутник повелителя во всех военных походах. Однако мудрый, добрый и отважный хан был скорее собирательным образом, как и его киношная сестра, «валиде». Ведь за время действия на крымском престоле Сахиб с братьями то и дело сменяли друг друга. В разное время они жили при дворе в Стамбуле, интриговали, воевали и внедряли на полуострове политику Сулеймана I.

Но вернемся к доверительным отношениям между султаном и условным крымским ханом. В фильме они стали причиной решения выдать Айбиге замуж за старшего сына правителя и наиболее вероятного наследника престола Мустафу. Однако чувств друг к другу у молодых людей не возникает. К тому же Айбиге влюбляется в красавца Малкочоглу и исчезает из сериала, как только сценарная линия страсти с Бали-беем исчерпана. По сюжету военачальник так и остается ничьим, хотя разбивает не одно сердце. В реальной жизни он женился на своей кузине Девлетшах-хатун. Никаких достоверных сведений о том, что Бали-бей был знаком с дочерью крымского хана, не существует.

Охотничий домик Юсуповых сегодня
«Ханский дворец» Юсуповых в Крыму: почему голубая кровь стремилась к голубой реке

Интересно, что поначалу Айбиге предстает перед зрителем почти дикаркой: в мужском одеянии, дерзкая, настроенная против условностей и ограничений в жизни женщин султанской семьи. О своем детстве она рассказывает, что выросла среди кинжалов и лошадей, на природе, что отец растил ее как мальчика, что она никогда прежде не делала себе причесок и не надевала роскошных платьев. Конечно, манеры при дворе крымского хана были куда проще, чем во дворце блистательного Сулеймана. Однако сценаристы позволили себе некоторое преувеличение.

Существовала ли юная красавица на самом деле? Начнем с отца, который в сериале появляется, когда прибывает в Топкапы на помолвку дочери. В реальности Сахиб-гирей был сыном Менгли-гирея, то есть братом «валиде». Его судьба изобилует такими перипетиями, что и гаремные киношные страсти блекнут.

Младший сын Менгли-гирея, Сахиб-гирей, изначально не должен был претендовать на трон. Когда на крымский престол взошел старший брат Мехмед-гирей, Сахиба он на какое-то время заключил в темницу. По тем временам не самая жестокая мера, так как нередко в борьбе за трон сильнейший или старший попросту убивал всех конкурентов. Более того, когда Казань обратилась к Мехмеду с просьбой дать им правителя из крымской династии, он отправил к ним Сахиба.

В 1521 году, объединившись с крымским братом, казанский хан предпринял поход на русские владения. Разгромив Нижний Новгород и Владимир, Сахиб и Мехмед дошли до Москвы, немало разорив ее окрестности. Следующей осенью Сахиб-гирей снова пошел на московские владения. В 1523-м русские князья решили не ждать незваных гостей и двинулись в поход первыми – на Казань. В этот раз казанскому хану пришлось непросто, и он направил в Крым посла с просьбой помочь оружием и янычарами. К тому времени на крымском престоле сидел уже другой брат, Саадет-гирей. И вот как это вышло.

Айбиге на постере фильма «Великолепный век»

Мехмед в 1523 году после взятия Астрахани был вероломно убит своими союзниками, ногаями. Крымская знать посадила на трон его сына, не получив на это согласия султана Сулеймана I. Блистательнейший из османов, конечно, такого неуважения стерпеть не мог и отправил в Крым жившего на тот момент в Стамбуле еще одного брата из Гиреев, Саадета. И тот, получив просьбу о помощи от правившего в Казани Сахиба, отвечает отказом. Не захотел помочь и Сулейман. Не имея поддержки, Сахиб-гирей бежит в Крым, где теперь уже брат Саадет заключает его в темницу, однако позже освобождает, чтобы вместе бороться против готовившего заговор племянника Исляма. Саадет приближает Сахиба к себе, дает ему высокий пост калга-султана, вместе они ходят в походы, подавляют смуты, пока Сахиб не перебирается жить в Стамбул ориентировочно в 1531 году.

В 1532 году Саадет добровольно покидает пост и также плывет в Стамбул, а трон захватывает давно боровшийся за него Ислям. Сулейману это не нравится, и он назначает крымским ханом наконец-то Сахиба, а Исляму достается должность калги. Дядя с племянником борются за трон еще долго, пока в 1537 году строптивого Исляма не убивают по приказу хана. Окончательно утвердившись на троне, Сахиб основывает новую резиденцию неподалеку от старой в Салачике и называет ее «сад-дворец», или Бахчисарай. До 1551 года он правит успешно и безбедно, пока не отвечает отказом на просьбу Сулеймана поддержать его в походе на Иран под предлогом истощенности армии. Султан назначает племянника Сахиб-гирея, Девлета, новым крымским ханом. Девлет-гирей на тот момент жил в Стамбуле, и чтобы дать ему возможность доплыть до Крыма и войти в столицу без боя, Сахиба отправляют воевать на Кавказ. Возвращаясь из похода, он узнает, что его трон уже занят племянником, а войска и знать его предали. Сахиб-гирея заключают в темницу в Тамани, где вскоре убивают, а потом уничтожают и всех его сыновей и внуков.

Увы, зафиксировано имя лишь одной дочери основателя Бахчисарая – Нури-Султан-хани. Оно дошло до потомков, так как по ее поручению видный ученый того времени, Реммаль Ходжа, написал историю Крымского ханства в период правления ее отца – «Тарих-и Сахиб Герай хан». Можно ли предположить, что именно она послужила прообразом Айбиге? Известно, что матерью Нури-Султан-хани стала черкешенка из знатного рода, на которой Сахиб-гирей женился в 1532 году после смерти первой супруги. В тот год Мустафе исполнилось уже 17 лет, а сам Сахиб-гирей занял крымский трон. Когда умер отец, Нури-Султан-хани исполнилось 19 лет. Шехзаде Мустафе тогда было уже 36 лет, и у него к тому времени было четверо детей. Возможно, Айбиге была одной из дочерей Сахиб-гирея от первой жены? Открытые русскоязычные источники о такой девушке в ханской семье умалчивают.