В народе и в просторечии этот вуз называют татарским. В самом университете это определение не любят. Здесь в ходу определение «полиэтничный». А если услышат «толерантный», поморщатся и начнут рассказывать о нюансах в значении, о том, что терпимость есть лишь там, где есть неравенство, а здесь его и нет вовсе. В коридорах «привет» и «селям» звучат одинаково часто, причем выбор приветствия никак не зависит от национальности говорящего. Не зависит от нее и учебный процесс. Сколько среди студентов и сотрудников крымских татар, сколько русских и украинцев, сколько армян, болгар и греков – никто не считает. Считают призеров конкурсов, обладателей грантов, кандидатов и докторов наук, мастеров спорта. Один из предметов в учебном плане здесь – шахматы. А одна из местных достопримечательностей – постамент для бюста будущего нобелевского лауреата. Пока свободный.

Ровно 25 лет назад Крымский инженерно-педагогический университет создавался, как это принято сегодня формулировать, с учетом потребностей возвращающихся из депортации крымских татар. Создавался не государством, а волей группы единомышленников с сильным лидером во главе. Прошел все стадии развития от бездомного института до уважаемого государственного вуза. После воссоединения Крыма с Россией стал единственным, не вошедшим в структуру объединенного Крымского федерального университета.

© РИА Новости, А. Креминский
День памяти жертв депортации народов Крыма

«Вы слышали за эти 25 лет, чтобы с нами был связан хоть один межнациональный конфликт? А вообще какой-нибудь скандал?» ‒ спрашивает создатель КИПУ, первый ректор, а сегодня – его почетный президент Февзи Якубов. И корреспондент «России для всех» честно отвечает: «Нет!» Только крымчане, прожившие здесь все время с момента развала СССР, понимают, насколько много это значит. Как создавался университет для репатриантов, во что он превратил еще советскую идею о дружбе народов и чем она поможет в борьбе с международными санкциями –мы расспросили создателей КИПУ.

Хотелось оставить след

Умер Абдулгазис перевез семью из трех поколений в Крым в 1994 году. Заведующий кафедрой Бухарского инженерно-технологического института обошел все существовавшие на тот момент в Симферополе вузы, но на работу нигде не брали. Не было возможности приобрести жилье и заработать на жизнь.

«И вот однажды тесть показал мне объявление в газете о Крымском государственном индустриально-педагогическом институте. Он тогда еще так назывался. Обнаружил, что я живу в 200 метрах от организованного на базе двух училищ вуза. О Якубове слышал еще по работе с Ташкентским университетом в Бухаре. Он там был парторгом, а эта должность в чем-то даже более значимая, чем ректорская», ‒ вспоминает Умер Абдуллаевич.

© РИА Новости, М. Ветров
Акция по проверке грамотности «Тотальный диктант»

За новую работу Абдулгазис взялся с энтузиазмом, который в первые годы очень пригодился. Университет создали, однако помещений для него не получили. Первые преподаватели и студенты скитались по городу, пары проходили в импровизированных аудиториях.

«Доходило до того, что в разных углах актового зала занятия велись по разным предметам. Но тогда не воспринимали это как тяготу. Я даже обращался к студентам, может, у кого-то на производстве есть свободные комнаты. Пришел Баширов Эрнан – уже историческая личность – и сказал, что нам могут дать одно из помещений в автошколе. Это была удача, так как там были демонстрационные материалы. В другом здании были условия такие, что по стене внутри комнаты журчала талая вода», ‒ рассказывает нынешний завкафедрой автомобильного транспорта.
Среди тех первых студентов есть нынешние доктора наук, но сегодня понять логику и учащихся, и учащих сложно. Как можно связать свою жизнь с вузом, который не имеет даже собственных аудиторий? Умер Абдуллаевич считает, что для него – едва вернувшегося на родину крымского татарина – такой поступок был как раз вполне объясним. Ученый-автомобилист, он еще в Бухаре купил старый ГАЗ-24 и своими руками превратил его в роскошную машину. Его то и дело просили встретить и прокатить на ней важных людей:

«И тогда я увидел другой уровень жизни, общения. И вот я смотрел: узбек принимает гостя в Узбекистане. А я не могу так на своей земле. Сильно скребло, что отец в 1946 году вернулся с фронта, где потерял брата. Мой тесть ушел отсюда и в 1948 году вернулся из Порт-Артура. Для кого-то земля крымская – это морские прелести, для кого-то – благодатные сельхозугодия. А для меня это прежде всего прах моих предков. Мой дед, мой отец, бабушки, мама – никто не оставил такой след, чтобы им могли попрекнуть меня. Поэтому мне хотелось вернуться в Крым и оставить здесь свой след, чтобы и мной потомки могли гордиться».

Первый интеллектуальный поход

К тому моменту заслуженный след в истории уже оставил первый ректор КИПУ ‒ упомянутый выше парторг огромного Ташкентского государственного университета Февзи Якубов. Опытный организатор, общаясь с первыми вернувшимися на полуостров крымскими татарами и планируя переезд собственной семьи, понимал, что на родной земле назревает проблема.

© Пресс-служба правительства Республики Крым
Глава Крыма Сергей Аксенов и президент Крымского-инженерно-педагогического университета Февзи Якубов

«Я узнал от народа, что землю и квартиры не дают, что по приезде они оказываются у разбитого корыта, что их никто не принимает. И при этом была декларация Верховного совета СССР от 14 ноября 1989 года, в которой депортация была признана незаконной и преступной. Я летал сюда, разговаривал с людьми, и я понял, что нужно влить в это всю интеллектуальную силу, иначе может закончиться пролитием крови. А давайте мы проведем позитивную конференцию ученых из крымских татар и ученых Крыма! Так мы решили обратиться к руководству региона с просьбой о содействии в трудоустройстве научных сотрудников и дальнейшей подготовки квалифицированных кадров.

Проведенную в 1991 году конференцию тогда назвали первым интеллектуальным походом крымских татар в Крым», ‒ вспоминает Февзи Якубович.

Среди 700 участников конференции около 250 были крымскими татарами. Заручившись полученными связями и гарантиями поддержки друзей-ученых России и Украины, Якубов отправился по уже более высоким кабинетам с отчаянной идеей – создания вуза. В те годы учебные заведения активно закрывались, сотрудникам задерживали зарплаты. В такой обстановке, конечно, начинать новое дело было рискованно и сложно. Как вспоминает первый ректор, важную роль сыграла поддержка Бориса Патона, возглавлявшего тогда Академию наук Украины и знавшего Якубова лично по его работам в Ташкенте. Его поддержка имела большое влияние на крымские власти. В итоге в 1993 году постановлением Совмина Крыма был создан Инженерно-педагогический институт. Но ни помещения, ни оборудования у КИПУ тогда не было. Помогали дружественные вузы и организации, предоставляя собственные помещения. Параллельно Якубов «присмотрел» уже не нужное Минобороны здание бывшего военно-политического училища. Однако на объект были собственные планы у кабинета министров Украины.

«Я поехал в Киев и стал добиваться приема у Кучмы (президент Украины с 1994 по 2005 год – ред.). Жил в студенческом общежитии, куда помогли устроиться друзья, так как денег не было. Телефонов тогда тоже не было, и я просил вахтерш, чтобы они меня звали, если позвонят. Наконец позвонили. Леонид Данилович меня сразу понял, набрал Лазаренко (премьер-министр Украины в 1996-1997 гг. – ред.). Я не знал украинского, но из их разговора понял, что у Лазаренко на здание свои планы и что он против. Положив трубку, Кучма сказал: иди, он тебе подпишет», ‒ вспоминает Якубов.

Каждый – по способностям

Так КИПУ получил прописку по улице Субхи, где находится и сейчас. Теперь было дело за кадрами. По всему бывшему Союзу кинули клич в поиске талантливых ученых из числа крымских татар. Они и создавали кафедры, формировали теперь уже интеллектуальное наполнение вуза. Так, еще в 1990-е годы были определены направления: дошкольная и начальная педагогика, филологическое, инженерно-педагогическое и бухгалтерский учет. Кафедры создавались, когда находились люди, готовые их создать. Так, Умер Абдулгазис быстро понял, что открыть чисто инженерную специальность без необходимого дорогого оборудования можно, но не очень честно. Зато у него был опыт сливания инженерной и педагогической специальностей в одну в рамках всесоюзного эксперимента в Бухаре. Решили делать ставку на инженерно-педагогический компонент.

Раит Абдуллаев может похвастаться 56-летним стажем работы по специальности. Сегодня он завкафедрой бухгалтерского учета, анализа и аудита, которая им же и создавалась. В 1993 году он встретился с Якубовым и начал работу в КИПУ, но окончательно перебрался в Симферополь лишь спустя несколько лет.

© Пресс-служба КИПУ
Проект строящегося полиэтничного центра Крымского инженерно-педагогического университета

Судьба Раита Алядиновича удивительна. Отец погиб на фронте, мать умерла вскоре после депортации. Мальчика, не знавшего даже русского языка, определили благодаря стараниям односельчан в детский дом. Едва ли ташкентский детдомовец мог претендовать на карьеру ученого. Но, к счастью, талантливый ребенок запал в душу родственников директора приюта, и те его усыновили. Так он попал в дом к герою Советского Союза Самигу Абдуллаеву, который вскоре стал главой Союза художников Узбекистана. Раит успешно окончил школу, затем сельскохозяйственный институт. В 32 года крымский татарин из узбекской семьи защитил кандидатскую диссертацию. В те годы это было необычно рано. Для Абдуллаева и сейчас научная работа в приоритете.

«Одна из выпускниц первого года стала доктором экономических наук и сейчас у нас работает. Под моим руководством защитились более 30 докторов и кандидатов наук», ‒ рассказывает Раит Алядинович. Для него наука – главное. А главная наука – экономика. Финансовую систему страны и региона он сравнивает с кровеносной и в своем почтенном возрасте ставит перед собой серьезные цели:

«Сегодня очень важно формировать региональную экономику. Сейчас мы работаем над задачами, которые были поставлены буквально майскими указами президента о том, что мы должны развивать экономику, форсировать экономический рост и выводить его темпы на стабильность. И к этому нужно привлекать нашу молодежь, студентов».

© РИА Новости, С. Мальгавко
Конкурс-фестиваль «Крымский вальс» в Симферополе

Важнейшее направление – история и филология – также создавалось и возглавляется старожилом КИПУ Исмаилом Керимовым. В 1968 году в Ташкентском университете им Низами было создано направление крымско-татарского языка и литературы. О его популярности говорит тот факт, что, начав набор с 28 человек, в последний год работы подготовили лишь семь студентов. Однако какое-то количество преподавателей и аспирантов было воспитано. Когда Керимов перебрался в Крым, то сначала пошел работать в головной вуз – нынешний КФУ. Там сформировали кафедру крымско-татарского языка из ташкентских кадров.

«И когда Февзи Якубович меня пригласил на эту специальность, в КФУ попросили не забирать те кадры, которые мы привезли из Узбекистана. Поэтому здесь я начал формировать новую команду. И вот, денно и нощно работая, стали набирать быстрые темпы», ‒ вспоминает Керимов.
В 2015 году создали Научно-исследовательский институт крымско-татарской филологии, истории и культуры этносов Крыма.

«Как НИИ разрабатываем и издаем материалы. Больше ста лет они лежали мертвым грузом. Например, кадиаскерские книги (кадиаскер – войсковой судья во времена Крымского ханства – ред.). В 2017-м был издан первый том с переводом на русский язык. Почему это важно? В русскоязычных документах никогда не было сведений о кораблестроении в Крыму во времена ханства. А там есть разбирательства: кто строил, на какие средства, почему не достроил и так далее», ‒ объясняет Исмаил Асанович.

Кроме того, вуз готовит учителей, которые сегодня необходимы в школах Крыма для преподавания родного языка.

«Меджлис требовал конфликта»

Влиять на общество через формирование молодых умов – это в принципе одна из сверхидей создателей вуза. И значительное влияние на нее оказала именно жизнь в Узбекистане.

«Я в Ташкенте получил комсомольский опыт, когда все делала молодежь. Молодежь строила город, осваивала целину, получала задачи и отвечала за их исполнение. И все это делали вместе, вне зависимости от национальности! А сколько талантливых кадров со всего Союза присылали в Узбекистан! В Крыму нужно тоже больше доверять молодежи», ‒ рассуждает Якубов.

Он – крымский татарин, доктор наук, заслуженный деятель науки Узбекистана, построивший завидную карьеру в Советском Союзе – задумал и воплотил в жизнь монумент «Возрождение» в благодарность тем народам, которые поддерживали крымских татар в депортации и после возвращения на родину. Этот комплекс у входа в здание вуза в свое время вызывал много идеологических нареканий со стороны меджлиса*. Но для интеллигенции, преподавателей и студентов стал напоминанием: нужно преодолевать комплексы жертв, исторические обиды и работать над будущим народа, позитивными отношениями со всеми жителями Крыма и государства.

«Но меджлис-то* требовал крика и шума, конфликтов. И мне приходилось еще и решать вопросы с меджлисом*, ‒ вспоминает Якубов. ‒ Мустафа (Мустафа Джемилев – лидер меджлиса* ‒ ред.) меня всегда называл прорусским. Я говорил ему: "Ведь тебя русские люди вытягивали, когда ты сидел, был диссидентом". "Нет, Россия – это наши враги", ‒ отвечал он мне. Мустафа никак не мог понять, зачем мы принимаем на учебу студентов других национальностей, хотел, чтобы учили только крымских татар. Но мы изначально были против этого. Мы сами не делим по национальному признаку. Он – ведущий спортсмен, она – ведущий шахматист. А русские они, армяне или татары – мы не смотрим. То же с религией. У нас православные знакомы с исламом, с уважением к нему относятся. Меня самого мать, когда я был маленький, на Пасху одевала во все чистое и отпускала вместе с русскими ребятами и просила только не креститься. А вот крашеными яйцами меня угощали. Так же как наши старики угощали русских ребят крымско-татарскими сладостями на мусульманских праздниках. Мы жили в Черноморском районе. Это все в наших традициях. Все должны друг друга знать и уважать».

«Артек» для студентов

Еще в начале 2000-х Февзи Якубович задумал строительство полиэтнического центра, где студенты бы жили (общежития у КИПУ до сих пор нет), общались, занимались творчеством и спортом, создавали совместные проекты. Обращались к руководству Украины и Турции, более десяти лет обивали пороги с этой идеей. После воссоединения Крыма с Россией на строительство центра были выделены средства в рамках Федеральной целевой программы. Уже в 2016 году заложили капсулу под строительство.

«Первая очередь сдается в конце 2019 года. Это 750 мест для студентов. Что это нам дает? Прежде всего размещение студентов из сел и отдаленных районов Крыма, а также возможность привлечения иностранных студентов. Сама по себе задумка этого центра – это полиэтнический центр культуры молодежи. Крым должен стать магнитом для одаренных детей, интеллектуальных, толерантных. Они должны собираться здесь, объединенные общей идеей сделать мир лучше», ‒ рассуждает нынешний ректор Чингиз Якубов – сын Февзи Якубовича.

© А. Тополева
Ректор Крымского инженерно-педагогического университета Чингиз Якубов

Идеи отца Чингиз Февзиевич трансформирует в соответствие с запросами времени:

«Я надеюсь, что разум победит и санкциям придет конец. Мы в том числе будем той площадкой, которая поможет пробить эту глупость. Пусть молодежь из других стран, да хоть из США, приезжает и видит, какая у нас молодежь, какие у нее ценности. Я бы хотел, чтобы это был «Артек» для студентов. Молодежь разных стран будет совместно мечтать, работать над научными проектами, планировать наше общее будущее. И это будет той силой, которая сможет противостоять санкциям и заржавевшим идеям политиков-разрушителей.

Крымский инженерно-педагогический университет был создан в 1993 году. Сегодня на пяти факультетах обучаются более 6 тысяч студентов по 82 направлениям подготовки. Учредителем университета является Республика Крым. За 25 лет работы подготовлено около 22 тысяч специалистов. В период с 1994 по 2018 год преподавателями университета защищено 22 докторских и 186 кандидатских диссертаций.

* — запрещенная в России организация