- Шевкет Эшрефович, расскажите, пожалуйста, историю вашей семьи - как ваши дедушка и бабушка пережили депортацию?

- У всех крымских татар история одна - это репрессии, переезд в Среднюю Азию, период адаптации и трудностей, попытки вернуться на Родину.

Депортация коснулась всех без исключения крымских татар. Незадолго до начала войны была проведена перепись населения, поэтому власти буквально поименно знали, кто где живет. В результате представители НКВД наносили визит в определенные дома, людям давали несколько минут на сборы и увозили на Урал, в Среднюю Азию. Меньше повезло тем, кого отправили на Урал - там холодно, условия для жизни более суровые. В Средней Азии было полегче - людей депортировали в мае, а по прибытии в июне на юге уже тепло, да и местные жители - узбеки, таджики - народ миролюбивый, гостеприимный, помогали чем могли.

Что касается семьи, мои дедушки воевали на фронте с 16 лет, дед по отцовской линии дошел до Берлина, а когда война закончилась и пришла пора возвращаться домой, их оповестили, что их семьи находятся уже в Узбекистане. Они, конечно, не ожидали, что Родина их так встретит...

Время было трудное, люди сами строились, находили себе работу, помощи от государства, естественно, никакой. Лишь после смерти Сталина, при Хрущеве, начали обращать внимание на крымско-татарский вопрос.

В отличие от других депортированных в 1944 году народов, которым разрешили вернуться на родину, в 1956 году, в оттепель, крымские татары были лишены этого права до 1989 года (перестройка), несмотря на обращения представителей народа в ЦК КПСС, ЦК КПУ и непосредственно к руководителям СССР. Это притом что 9 января 1974 года вышел указ президиума Верховного Совета СССР «О признании утратившими силу некоторых законодательных актов СССР, предусматривающих ограничение в выборе места жительства для некоторых категорий граждан».

С 1960-х годов в местах проживания депортированных крымских татар в Узбекистане возникло и начало набирать силу национальное движение за восстановление прав народа и возвращение в Крым.

- Ваше отношение к этой истории? Можете прокомментировать действия тогдашней власти по отношению к своему народу?

- Конечно, мне очень больно представить, как это все было пережито моими близкими, однако в настоящее время я к этому отношусь просто как к историческому факту. Это было, это надо признать, и слава богу, что нынешние власти признают репрессии, осознают трагедию моего народа. Но надо сделать выводы из этого исторического опыта и идти дальше. Вот так я отношусь к депортации...

- Когда ваша семья вернулась в Крым? Когда крымские татары начали возвращаться на полуостров?

- Массовое возвращение крымских татар на Родину началось после распада Союза. Напомню, что основная часть проживала в Узбекской ССР, а там в конце 1980-х годов тоже началась межнациональная рознь, в основном в Ферганской долине, где концентрация населения была наиболее высокой. Народ, продав все, что мог продать, уезжал в Крым.

Вы даже не представляете, как я рад был 16 марта тому, что Российская Федерация позволила - и именно позволила - Крыму войти в ее состав в качестве субъекта. Спасибо президенту Владимиру Путину за это!

- Вы - один из немногих представителей крымско-татарского народа, который с воодушевлением относится к последним переменам. Как известно, далеко не все ваши соплеменники разделяют это мнение. Чего они опасаются?

- Расскажу с самого начала. В Киеве в свое время дали добро на создание так называемого Меджлиса (совета) крымских татар - национального собрания, которое, к сожалению, не имеет юридического статуса. Соответственно, все принятые решения в рамках деятельности этого Меджлиса также не имеют юридического статуса.

Руководителем Совета крымско-татарского народа долгое время был Мустафа Джемилев, который в 1960-1970 годы боролся за национальную идею: «Крымским - Крым!» и так далее. На мой взгляд, тогда он и правда задавался целью вернуться в Крым, но потом стал ангажированным, попав под влияние Турции.

Анкара все это время, начиная с 1990-х годов, оказывала Меджлису серьезную финансовую помощь, а деньги получал непосредственный руководитель Мустафа Джемилев. Я слышал об огромных суммах и о том, что деньги эти должны были быть направлены на поддержку крымских татар, но в действительности для населения ничего не было сделано, зато Джемилев сделал потрясающую политическую карьеру. Он несколько раз избирался в Верховную Раду Украины, а ни для кого не секрет, что в Раду просто так не выбирают.

- И Джемилев фактически вел антироссийскую, прозападную риторику все это время?

- Верно. Что касается народа... Вы поймите, это мы здесь, в России, образованные, владеем иностранными языками, путешествуем в разные страны, у нас другой кругозор, другое мировоззрение, мы по-другому воспринимаем пропаганду, можем критически оценивать высказывания политиков. А крымские татары, в том числе мои родственники, всю жизнь работали на крымской земле, никуда фактически не выезжали! В основном это простые люди, которые много и тяжело трудятся. Вот сколько за туристический сезон заработают - 5-10 тыс. долларов, - так и живут на эти деньги весь год. Но на эти деньги надо еще решить свои дела: сделать ремонт, сыграть свадьбу и так далее. Я вам скажу, что очень мало людей в Крыму имеет свое мнение, и Джемилев этим пользуется. Конечно, основная часть населения идет за ним. А как он манипулирует - по самому больному, «недоумевая», что, мол, как крымские татары могут идти в Россию, когда в 1944 году Россия их репрессировала! Он выступает против Путина, против России!

- Почему бы ему не договориться с Кремлем?

- Джемилев на протяжении 25 лет прекрасно жил на турецкие деньги и на пожертвование различных лиц, находился в отличных отношениях с Киевом. Как мы знаем, в СМИ появились данные, согласно которым американцы на организацию евромайдана потратили 5 млрд долларов. И я вам скажу, что Джемилев тоже получает что-то от этих 5 млрд! Он прекрасно понимает, что на двух стульях не усидишь - первые кредиторы будут с него спрашивать.

Преступные действия Джемилева заключаются в том, что от его политики страдает крымско-татарский народ! Вот сейчас многим кажется, что крымские татары выступают против вхождения Крыма в состав РФ, потому что Мустафа Джемилев якобы выражает настроения крымских татар, но это не так. Поверьте, я как крымский татарин был рад этому событию. Для меня 16 марта - это вторая праздничная дата после дней рождения детей!

И я вам скажу про настроения в Узбекистане. Как только Крым вошел в состав России, крымские татары, которые до сих пор живут в Узбекистане, собираются возвращаться в Крым!

- Путин подписал указ о реабилитации репрессированных народов. Как эту инициативу восприняли в обществе крымских татар?

- Это указ, который означает признание властью факта репрессий и снятие обвинения с крымских татар и других народов в преступлениях. После издания этого указа выйдет еще некоторое количество подзаконных документов, которые будут регулировать механизм. Я верю, что все наладится со временем. Москва не сразу строилась, как говорится.

Хочу отметить, что крымские татары - очень трудолюбивый, мирный народ. Единственная проблема - люди, провозгласившие себя представителями крымских татар, действуют самовольно. Я никому не давал права выражать свое мнение. Меня это оскорбляет. Нынешний руководитель Меджлиса Рефат Чубаров продолжает вести политику Джемилева. Это сторонники украинской власти.

Крымский народ живет под игом этих двух лиц - Джемилева и Чубарова, прозападников, которые работают на ЦРУ, которых вообще надо сажать. И именно из-за них у общественности складывается такое впечатление, что крымские татары настроены категорически против России.

###

- Есть ли в регионе проблемы межконфессиональных отношений?

- Известно, что Украина - это одна из немногих стран, где международная террористическая организация «Хизб-ут-Тахрир» официально действует. Ее члены пользуются тем, что крымские татары живут в бедности, поэтому начиная с 1990-х годов наших ребят внедряли туда.

Сейчас в Крыму многие сетуют на то, что, мол, представители спецслужб заходят в мечети, мешают людям молиться и так далее. Но возникает вопрос - а для чего они туда заходят? Значит, что-то там не в порядке. А я вам скажу, что именно: есть оперативные сигналы, что среди прихожан есть члены «Хизб-ут-Тахрира». Многие из них проходили обучение в Саудовской Аравии, участвовали в операциях в Чечне. Вот Чубарову с Джемилевым лучше бы этими проблемами заняться, но они этого не делают, потому что им выгодно оставлять все как есть.

Надо вести работу с каждым. Если человек не отказывается от своих радикальных убеждений, надо его привлекать к уголовной ответственности. Ведь это будущие шахиды, которые теперь без пересечения госграницы могут приехать в Москву, любой другой город России и совершить террористические акты. Это очень серьезная проблема.

- Как регулируются земельные отношения в Крыму?

- Никак. Это будет одной из основных проблем для Республики Крым. Вам, наверное, рассказывали, как люди выбирали районы, сами строили, так называемые самозахваты... Но не были зарегистрированы эти дома нигде - ни свидетельства о собственности, никаких документов не было. И эта кучка людей во главе с Джемилевым разработала механизм: они определяли сами на этом Меджлисе, какие участки им нужны, находили компании, которые эти участки продавали, строили дома, но документов на них нет до сих пор.

- Какими темпами будет проходить экономическое развитие Крыма, по вашему мнению?

- В республике за 23 года сформировался целый комплекс насущных проблем - водоснабжение, электроснабжение и так далее. Но сегодня эти проблемы насущные, а через 5-10 лет их даже задавать не будут, поверьте, власти все решат.

- В украинских СМИ активно обсуждаются процессы национализации, которые происходят сейчас в Крыму.

- Действительно, вся государственная собственность Украины после вхождения Крыма в состав РФ принадлежит теперь российскому государству. Это нормально, по-другому быть не может. Другое дело, когда мы говорим о национализации, то подразумеваем, что инфраструктура заводов, предприятий в плачевном состоянии, то есть это опять вопрос вливания инвестиций, частных или государственных. На полуострове сохранились знаменитые здравницы, отели, санатории - все загублено.

В Крыму сейчас очень много вопросов будет решаться.

- В СМИ также отмечаются скептические настроения крымских бизнесменов, что они якобы не рады этим переменам. Потеряв украинский рынок, крымские предприниматели обрели конкурентов в лице российских. Что будет?

- Я считаю, что сейчас главное - прописать законодательство. Что касается бизнеса, российские предприниматели будут вкладывать в Крым свои средства, появятся новые рабочие места, и это хорошо.

- Будут ли рады этому крымские бизнесмены?

- Я думаю, что бизнесмены, как и любые нормальные люди, взвесят все за и против. Для любого здравомыслящего человека прежде всего важно жить в стабильной стране с развивающейся экономикой, коей, уверяю вас, является Россия. Каждый человек стремится к тому, чтобы его дети получали хорошее образование, путешествовали, строили свои семьи и так далее.

Трудности, с которыми столкнутся крымские бизнесмены, будут заключаться в вопросах конкуренции. Но простите, на то он и бизнес, что каждый должен думать, как ему бороться за качество своей продукции, своего потребителя.

- Давайте на простом примере представим ситуацию. Я - крымский бизнесмен, который 20 лет работал на себя, выживал, зарабатывал на жизнь тяжелым трудом. Предположим, у меня небольшая пекарня. А вы - российский бизнесмен, скажем, из Ростова, у которого много денег. И вот вы решили открыть бизнес в Крыму, на моей Родине. Убедите меня в том, что ваша конкуренция для меня не страшна, что с вхождением Крыма в состав России я только выиграю.

- Во-первых, отмечу, что вхождение Крыма в состав России еще не гарантирует экономических благ населению полуострова. Конечно же, руководство страны сделает все для развития республики, но в первую очередь все зависит от людей - надо работать, обеспечивать свою жизнь и жизнь своей семьи, не возлагая лишних ожиданий на государство.

Что касается вашей пекарни. Объясняю. За 20 лет, что вы пекли свои лепешки, наверняка выступили уже гарантом качества своей продукции и работаете в определенном сегменте. Знают, что у вас хорошие лепешки, их покупают, вы работаете на определенного потребителя. После 16 марта приезжаю я, покупаю заброшенный хлебобулочный завод, расположенный рядом с вашей пекарней, открываю его, запускаю производство.

Что это значит? Во-первых, я решаю проблему безработицы в вашем городе. На моем предприятии 200 рабочих мест, и мне их нужно заполнить. Я не привезу рабочих с собой - наверняка буду искать их на месте, то есть эту работу со стабильной зарплатой могут получить ваши родственники, друзья, соседи, которых вы не смогли трудоустроить в силу определенных обстоятельств.

Возьмем Бахчисарай - это маленький район, где проживает не более 26 тыс. человек. Мне как производителю лепешек не интересен Бахчисарай - для меня это слишком маленький рынок сбыта, поэтому я ищу выход и выхожу как минимум на весь Крым, то есть этот товар буду реализовывать в Симферополе, Ялте, Алуште и так далее. А покупатель, которым является ваш родственник, уже будет решать, где ему брать лепешки: у вас, совсем горячие, свежие, прямо из тандыра, или в сетевом магазине. Маленький пекарь работает на весь регион, а я работаю на полуостров, проблем нет, места хватит всем. Я считаю, что от притока на полуостров российских бизнесменов выиграют все.

- Кто вкладывал инвестиции в Крым в последние годы?

- Да не было там, по большому счету, никаких инвестиций - вы же видите, что там все в полуразваленном состоянии. Будем надеяться, что сейчас ситуация изменится.

Вот сейчас говорят о создании игорных зон. Для меня это значит, что на полуострове будет развиваться инфраструктура, для местного населения это живые деньги. Ничего плохого в казино нет - с развитой инфраструктурой никакой преступности не будет.

Для меня очень важно, чтобы мои родственники имели стабильную работу со стабильной зарплатой, чтобы они откладывали, копили, путешествовали, получали образование и так далее. Мы в семье в ноябре прошлого года поднимали тосты за это, мы ждали, когда Крым войдет в состав России.

- Можно ли ожидать инвестиций из европейских стран с учетом экономических санкций, которыми грозится Запад?

- Почему нет? Европейские политики - это одно, а европейские бизнесмены - это другое. Если бизнесмен видит выгоду, конечно, он вложится в этот проект, принадлежность к государству уходит уже на второй план. Для любого бизнесмена главное - выгода. К тому же обратите внимание на реакцию европейского бизнеса: они были едва ли не первыми, кто выступил против санкций.

- Будет ли в Крыму актуален миграционный вопрос так же, как и в Москве?

- Там все то же самое. Мигранты из Средней Азии давно живут и работают на полуострове. При этом если они в Москве готовы работать за копейки, то в Крыму зарабатывают еще меньше.

- Иностранные граждане составят конкуренцию местному населению?

- Нет. Работы всем хватит.

Беседовала Алевтина Шаркова

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.