Хатидже Юнусова — автор очень красивых произведений, украшенных национальной крымско-татарской вышивкой. Это многочисленные къуран къапы (футляры для Корана), клатчи, панно, футляры для очков и телефонов, кисеты, шкатулки и многое другое. Окончив Симферопольский университет экономики и управления по специальности «менеджмент организации», она прошла курсы кройки и шитья, моделирования и дизайна модной одежды и в итоге посвятила этому жизнь. Живет рукодельница в городе Бахчисарае. Ее работы вызывают восхищение, порой даже в поэтической форме… Например, вот такие строки написала Урхие Сейтванова:

Сердце бьется, сердце дышит,
только розы мне помогут
оторвать от этого мой взгляд.
друг за другом, каждый ряд
я смотрю, понять пытаюсь,
красотою упиваясь!

© Из личного архива Х. Юнусовой
Изделия с крымско-татарской вышивкой Хатидже Юнусовой

— Когда в вас, Хатидже ханум, проснулся интерес к вышивке? С чего вдруг? Кто-то или что-то повлияло?

— Это было приблизительно в четвертом классе на уроках труда. Нас учили вязать, это было мое первое знакомство с рукоделием. Я была в восторге. Потом в пятом классе мы учились шить на швейной машинке, мне это еще больше понравилось, появилось большое желание заниматься рукоделием. В это же время параллельно посещала кружок вышивки при школе, там нас учили вышивать крестиком, гладью, ришелье было… Я все больше втягивалась в это искусство, потом добавился еще и кружок вязания. Вот с тех пор меня это охватило, поглотило и так не отпускает до этих пор!

Мастер-класс по эбру (рисование на воде)
Искусство эбру — поиск знаков Божественной милости в красоте

— Чем, кроме вышивки, увлекаетесь?

— Занималась и бисероплетением, и различные декоративные элементы из кожи делала — это были бляшки на пояса, различные украшения, в том числе и нагрудные, заколки, аппликации…

Научиться нашему национальному творчеству — вышивке золотой нитью — было моей мечтой! Как услышала о том, что есть возможность обучиться именно исконно национальной вышивке, постаралась этим воспользоваться.

— Я знаю, что вы хорошо знаете обычаи и традиции, особенно в области декоративно-прикладного искусства. Расскажите о вашей семье: кто до вас этим увлекался, сколько вас в семье, чем занимаются…

— Вы знаете, семья у меня обычная. Я знаю лишь, что мои предки по папиной линии были учителями, они из Байдарской долины, село называлось Сахтик.

© Из личного архива Х. Юнусовой
Специалист по крымско-татарской вышивке, рукодельница Хатидже Юнусова

— Ваших учеников, наверное, уже тоже немало? Кто чаще всего хочет учиться вышивать? У кого это лучше получается? Какие методики используются?

— Обучила я больше 20 девочек, женщин. Самой взрослой ученице на тот момент было 72 года, это было четыре года назад. У нее все хорошо получалось. Со столиком, неразборным, напольным, она приезжала на занятия из Симферополя. Самой младшей ученице было восемь лет, это моя племянница. К сожалению, не все обученные этому делу продолжают эту деятельность.

Ансамбль «Къырым»
Легенда о зарождении крымско-татарского танца «Тым-Тым»

— А в чем же причина?

— Дело в том, что тут есть множество причин. Во-первых, не так легко найти подходящую фурнитуру, нитки должны быть качественными, металлизированными. Во-вторых, не менее важная причина — это время. Это занятие требует немалого количества времени, а если семья, дети, работа, то не всегда получается совмещать. А вышивка — это такое дело: если ты ею занимаешься, то ты остаешься в этом творчестве. Но если ты отложил что-либо на месяц-два, если ты вовремя это не сделал, ты уже остыл, уже этот азарт проходит, это уже все! Тут еще и быт все поглощает. Нередко крымская татарка стоит перед выбором: заниматься творчеством для души или бытом, семейными делами.

© Из личного архива Х. Юнусовой
Изделия с крымско-татарской вышивкой Хатидже Юнусовой

— Во сколько должна начинать вышивать девушка?

— Исторически сложилось так, что девочки начинали вышивать с девяти лет, потому что им надо было успеть вышить себе приданное к свадьбе, а это очень кропотливая работа. Но если вас интересует мое мнение, я так скажу: каждый человек развит по-своему, кто-то усидчив, кто-то нет, кто-то более целеустремленный… Вот когда ко мне приезжала восьмилетняя племянница Абибе, ее родная сестричка Анифе, которой на тот момент было три с половиной года, отталкивала старшую сестру и выражала рвение к вышивке. Вы знаете, на первых этапах у этой трехлетней девочки получалось лучше, чем у восьмилетней Абибе. Их родители привозили детей из села Красный Мак в Бахчисарай на танцы, а потом завозили к нам домой.

Участница танцевального проекта «Ойна, Къырым!» и ансамбля «Ильхам» Аня Григорьева
Анна Григорьева: В последнее время ко мне чаще обращаются «Аня-ханум»

Еще интересный момент — была ученица-левша. Оказывается, это не так-то просто! Но хочу отметить, для техники татар ишлеме (двусторонняя гладь) левшам — зеленый свет.

— Что вас больше всего увлекает в этой сфере?

— Очень люблю делать копии старинных изделий. Стараюсь делать их более реалистичными, подбирать такие материалы, чтобы было очень и очень похоже. Это фески, кисеты, которые раньше использовали для табака, монет или украшений. Я на сегодняшний день единственный мастер, который разгадал и делает басонные кисти. Это плетеные кисти, которые всегда прикрепляли к фесам, их называют пускуль. Оказалось, что их разновидностей очень много, я пока изучила не все, только несколько видов, техник, но стараюсь не останавливаться на этом пути. Первый пускуль разгадывала, изучала, анализировала, собирала материал, пробовала, экспериментировала… Это длилось год! Вы можете себе представить?! Сейчас мои работы более схожи с оригиналами.

© Из личного архива Х. Юнусовой
Специалист по крымско-татарской вышивке, рукодельница Хатидже Юнусова

— Сколько времени у вас уходит на средний къуран къапы (футляр для Корана)?

— Къуран къапы могут сильно отличаться и по содержанию орнамента, и по размеру и так далее. Ну средний в моем понимании футляр для Корана, на мой взгляд, можно вышить за неделю-две. Это если уделять занятию вышивкой приблизительно по три часа в день. Тут играют роль многие факторы: освещение должно быть хорошим, потому как это дело на зрение очень влияет.

«Ночь хны» и «дать слово»: традиционная крымско-татарская свадьба
«Ночь хны» и «дать слово»: традиционная крымско-татарская свадьба

— А фурнитура дорогая? Где вы это все приобретаете? И что это, кроме ниток и иголок?

— Да, все это недешево. И достать не так просто. Конечно, нитей, которые были в старину, нет. Это было и трех–, и пятипроцентное золото, отсюда и название «золотая нить». Утверждают, что это было раскатанное в тоненькую фольгу золото, которое огибало шелковую нить. Но те нити с содержанием золота и серебра, что сейчас продаются, среди них есть одно–, трех– и пятикаратные в каратах драгкамни же измеряют? Они стоят недешево, и их найти еще надо. Мы пользуемся и китайскими, и японскими металлизированными нитками. Кроме нитки и иголки это и пайетки, и канитель, и бисер, и жемчуг, и бирюза…

Беседовала Диляра Суфьянова