То, что она внесла огромный вклад в сохранение и развитие танцевального искусства крымских татар в местах депортации, а также в годы их возвращения на Родину, не новость. Имя народной артистки Таджикской ССР, лауреата Государственной премии Крыма, художественного руководителя и балетмейстера крымско-татарского ансамбля песни и танца «Хайтарма» Ремзие Баккал известно далеко за пределами Крыма.

Недавно Ремзие Баккал отметила 90-летие. Большую часть своего жизненного пути она провела на сцене — посвятила танцам 75 лет! За свою профессиональную карьеру она подготовила 12 народных и заслуженных артистов Таджикистана, около 40 заслуженных артистов Крыма и Украины, среди которых Мунир Аблаев, Джемиле Османова, Эльзара Асанова, Мунивер Муслядинова и другие.

Гражданам–представителям реабилитированных народов вручат ключи от квартир
Гражданам–представителям реабилитированных народов вручат ключи от квартир

Родилась в Симферополе, в семье выдающегося крымско-татарского хореографа и мастера народного танца Усеина Баккала. С раннего детства юная Ремзие увлекалась крымско-татарским танцем. Она очень любила смотреть, как работает отец-хореограф, и даже пыталась повторять движения за кулисами. В 10 лет она стала посещать театральную студию при крымско-татарском театре и играла в детских спектаклях.

В годы депортации семья Ремзие Баккал оказалась в Таджикистане. Там молодая артистка сначала была главным хореографом в ансамбле, организованном ее отцом на урановом горно-обогатительном комбинате. Вскоре стала артисткой балета музыкального драмтеатра имени Лахути, где прошла путь до главного хореографа театра. В 1980 году ей присудили звание народной артистки Таджикской ССР.

© Из личного архива
Хореографу крымскотатарского танца Ремзие Баккал исполнилось 90 лет

По просьбе руководства ансамбля «Хайтарма» Ремзие Баккал не раз приезжала в Крым, чтобы поставить крымско-татарские танцы и композиции. В начале 1990-х годов она стояла у истоков фольклорного ансамбля «Къырым». Спустя несколько лет возглавила вернувшийся из Узбекистана ансамбль «Хайтарма», где проработала последние 23 года. Ее последней работой в ансамбле стала постановка вокально-хореографической композиции «Бахчисарай-Хансарай».

Сама артистка признается, что не чувствует своего возраста и сердце ее по-прежнему бьется как в молодости.

— У меня большая мечта – чтобы мы жили в мире, чтобы солнце всегда светило, а небо было безоблачным. Пусть весь наш народ вернется на Родину, радует и прославляет ее и живет в мире с другими народностями полуострова, — говорит она. 

В Крыму детей с нарушением зрения приобщили к искусству эбру
Когда нужна забота. В Крыму детей с нарушением зрения приобщили к эбру

У Ремзие-ханум трое детей, 8 внуков и 13 правнуков. Живет она с дочерью Гульнар в Симферополе.

Гульнар называет свою маму легендарной личностью. Говорит, что, несмотря на хрупкость, мама обладает огромной силой воли:

— Она оптимистка очень большая, трудоголик. Это очень жизнелюбивый человек, и в то же время она бывает ранимой, как ребенок, беззащитной и даже беспомощной. Мы, дети, конечно, очень гордимся ею, очень ценим и любим. Она наша звезда, и мы хотим, чтобы эта звезда сияла как можно дольше и не угасала!

© Из личного архива
Хореографу крымскотатарского танца Ремзие Баккал исполнилось 90 лет

Балетмейстер Крымско-татарского академического музыкально-драматического театра, заслуженный артист Украины Мунир Аблаев рассказывает, что за все это время перенял от нее очень многое.

— Первая наша встреча была в 1978 году. Тогда я вернулся из армии. Передо мной была очень красивая, добрая, мягкая женщина. Было сразу понятно, что это профессионал, что у нее был опыт и знания. Это великая мать крымско-татарского танца, это Ремзие Баккал, — уверяет он. — Вспоминаю первый танец, поставленный Ремзие-апте. Это был сольный номер «Акъай оюны» («Танец мужчин». — Примеч. перев.). После был «Явлукъ оюны» («Танец с платком». — Примеч. перев.), «Явлукъны джойдым» («Я потерял платок». — Примеч. перев.)… Много всего было.

Юный фокусник Ислям Веджат из Крыма
«Если выиграю, повезем сестру и вылечим». Мечты юного фокусника из Крыма

Аблаев с восхищением вспоминает каждое ее выступление и объясняет, что именно благодаря Ремзие-ханум научился связывать мелкие элементы, без которых танцы, особенно крымско-татарские, не казались бы такими гармоничными, а движения — пластичными.

— Конечно, многое перенял от Баккал в творческом плане: связывать одно движение с другим, вкладывать какой-то смысл в каждое движение, потому что в танце определенное движение имеет определенное значение. В каждом движении есть слово, а каждая комбинация — это часть драматургии. Танец — это произведение, и оно имеет смысл, оно о чем-либо говорит, говорит через пластику, через последовательность движений и так далее. Вот этому всему меня научила Ремзие Баккал, — утверждает он.

© Из личного архива
Хореографу крымскотатарского танца Ремзие Баккал исполнилось 90 лет

Но больше всего Аблаев благодарен ей за то, что она научила его ставить танцы на сложную музыку, что, по его словам, может далеко не каждый.

Участник церемноии начала строительства соборной мечети Крыма в Симферополе фотографирует плакат с изображением мечети на телефон.
Свыше 3 млрд руб пожертвовали анонимно на стройку Соборной мечети Крыма

— Также научился у нее на необычную, сложную музыку ставить танцы. Именно она показала это. Я увидел это в ней. Она научила уметь считать, слушать и слышать каждую долю ноты. Крымско-татарский ритм — это очень непростое явление. Есть ритмы, которые считаются нетанцевальными. Вот, например, 9/8 – как тут быть? Ну 7/8 — это понятно, это «Хайтарма». 5/4 – как? 11/8 – как? Сейчас современные хореографы не выбирают такие сложные произведения. Легче ведь, когда все легко и понятно — «Агъыр ава ве Хайтарма», «Чобан оюны»… Просто и понятно, — говорит он.

Несмотря на столь большую занятость, Ремзие-ханум, по словам ее внучки Нэриман Тарсиновой, старается участвовать во всех семейных праздниках. Например, Нэриман вышла замуж всего несколько месяцев назад, и бабушка, конечно же, была на свадьбе.

— Ремзие Баккал на сцене – один человек, а в кругу близких — другой. Для меня это моя бабушка, которая очень любит всех своих внуков и правнуков. Когда я была маленькой, она часто приезжала и устраивала мини-концерты. Я была солисткой, она напевала мотивы народных песен, музыки, хлопала, а я танцевала. Сейчас она не готовит, но когда готовила, вспоминаешь это объедение и хочется попасть в детство. Очень запомнились къатлама, она ее делала по-особенному, — вспоминает с ностальгией внучка.

Известный крымско-татарский писатель Нузет Умеров отметил 85-летие
Известный крымско-татарский писатель Нузет Умеров отметил 85-летие

Нэриман, как и вся семья Баккал, да и не только, очень гордится своей бабушкой и признает, что ее вклад в культуру крымских татар трудно переоценить:

– Вообще Ремзие Баккал для меня больше бабушка, чем народная артистка. Порой даже и не задумываешься, что твоя бабушка – личность такого масштаба. Очень интересно она рассказывает истории, показывая все жестами, мимикой, интонацией. Она невероятный человек, сильный. Она посвятила жизнь возрождению культуры крымских татар, в нелегкий период для всего народа она продолжала делать все для сохранения культуры. Моя бабушка — легенда, человек с большой буквы!

Диляра Суфьянова